Морская библиотека
им. адмирала М. П. Лазарева
Одна из старейших библиотек России.
Основана в 1822 году.
Главная | О библиотеке | История и современность
Анонс
Морская библиотека им. М.П. Лазарева
Уникальная подборка изданий из коллекционного фонда Морской библиотеки имени адмирала М.П.Лазарева.

История библиотеки

 И ЕЕ СОВРЕМЕННОСТЬ



    
10.11.2011г. -
«Волшебных дум хранящая обитель».
      В 2012 году Севастопольская Морская библиотека будет отмечать 190-летие со дня основания. К юбилею будет издан сборник литературных произведений, посвященных славным страницам истории библиотеки.
    К предстоящему юбилею Морской библиотекой   был объявлен литературный конкурс «Волшебных дум хранящая обитель».

   Работы, утвержденные комиссией конкурса
 
для публикации в юбилейном сборнике.

В комиссию вощли  сотрудники Морской библиотеки и представители литобъединения имени А. Озерова


Юбилею Морской библиотеки посвящается

Город у моря, он - форт величавый...
 Солнце, лучи свои лей!
 Библиотека Морская города славы
 Празднует свой юбилей.


Лазарев! Имя его незабвенно.
 Храм этот он основал,
 Чтоб повенчать молодых и степенных
С книгой, что в жизни - штурвал.

Стала носителем яркого имени,
 Славы его основателя,
 Книжного фонда известной фамилии,
 Кладезем знаний читателя.

Имя хранит его библиотека,
 Словно бесценнейший дар:
 Первопроходца, творца - человека,
 Что губернатором стал.

Лазарев! Имя его незабвенно.
 Солнце, лучи свои лей!
 Библиотека Морская знаменно
 Празднует свой юбилей.

                    Раиса Ермак





Ровесница Флота, прошедшая бури
 Сражений за город, Россию и честь...
 Под небом и грозным, и нежной лазури,
 Как хорошо, что ты есть!

 Хранимая бережно мудрость веков
 С любовью дарует благую нам весть -
 Для севастопольцев, для моряков
 Как хорошо, что ты есть!

О, как же весома твоя тишина
 И шелест страниц, что успел я прочесть...
Луч светлой надежды падет из окна -
 Как хорошо, что ты есть!..

                Павел Любимов, Севастополь


Волшебных дум хранящая обитель...
   26 ноября в Морской библиотеке ЧФ РФ им. М.П. Лазарева состоялось дареные бюстов А.В.
Суворова, Екатерины II и Г.А. Потёмкина-Таврического.
   Это не ординарное событие. Не ординарное по сути, в историческом и духовном плане. Люди пришли в уютную гостиную старейшей библиотеки страны и флота, чтобы отдать должное знаменитым предкам, подарившим потомкам своим Великую Империю. И судьбы этих людей неразрывно связаны с Севастополем, которому они изначально уготовили роль в истории, как города-крепости, города-солдата. А современная Украина бухгалтера Ющенко превратила его в торговый рынок с разрушенной инфраструктурой ВПК и в «лежбище загорелых тел иностранных туристов».
   Но в библиотеке собрались люди верящие, что пройдёт безвременье. Город вернётся в лоно военно-стратегической, а не туристической славы, станет не торговой опорой государства, а геополитической. Севастополь и его граждане снова поднимутся на страже исторических традиций Отечества, а не амбициозной мачехи, заботящейся только о дырявом кармане.
   Тихо было в пустынной зале гостиной, безмолвно стояли дарственные бюсты, покрытые саваном цветов триколора России. Гости библиотеки были заняты экскурсией по её истории, которую проводила одна из сотрудниц учреждения. Скоро тишина залы будет нарушена многоголосием, всплесками осветителей камер телевидения, всполохами фотовспышек, приветственными возгласами... Так начиналось таинство акции неведомой библиотеке почти пол столетия. Последний раз подобный подарок она получила в 1964 году и ждала 26 ноября 2009 года с нетерпением.

    И этот момент настал.
   Директор библиотеки Н.И. Краснолицкий вышел перед гостями и начал словесное путешествие в историю события. Представлен литературный эпизод, раскрывший роль и значение каждого из военно-политических деятелей екатерининской эпохи, чьи бюсты отныне станут достоянием библиотеки. Всякий раз, когда звучало имя, скульптор-даритель В.И. Кулишов. медленно срывал покрывало с очередного бюста, с гордостью оборачиваясь в зал. А он взрывался аплодисментами, операторы лихорадочно приникали к видоискателям камер, фотографы суетливо "ловили кадр". Это был день не только Морской библиотеки, это был его личный день - Василия Иосифовича Кулишова.
   Потом будут поздравительные выступления представителя администрации Балаклавы, членов местного литобъединения, председателя Совета ветеранов крейсера «Адмирал Ушаков». Последний очень точно охарактеризовал место Морской библиотеки в информационном пространстве города-героя и флота. Не замеченным остался рассказ автора-дарителя об истории создания бюстов и цели, которой он преследовал, безвозмездно передав их библиотеке.
 
  В зале не было равнодушного человека, когда перед бюстами родителей Севастополя вышли живые... Екатерина II и Григорий Александрович Потёмкин. Актёры театра Лавренёва с волнением напомнили гостям библиотеки, сколь значимы для Севастополя эти люди, сколь велика их роль в появлении морской крепости на карте Великой Империи. И только потом мы узнали с оказией, как волновались опытные актёры перед выходом, и на что пришлось пойти, чтобы представление состоялось. Но это будет потом. А тогда зал в едином порыве аплодировал своим предкам, оказавшимся умнее, дальновиднее и талантливее современных кичливых политиков.
   Выступление председателя Российской общины Р.Ф. Телятниковой оказалось на пике эмоциональности. Это отметили многие и оценкой тому были бурные аплодисменты. Она напомнила, что предки подарили нам Севастополь не как яблоко раздора, но как единый историко-духовный центр общий для народов бывшего СССР. И рядом беззвучно плакала сравнительно молодая женщина. Она выронила из рук фотоаппарат и, утирая катившиеся по щекам слёзы, извинительно посмотрела вокруг. Надо было видеть глаза людей... И как завершающий этого выступления эпизод, стала песня об армии России, исполненная представителями Ансамбля песни и пляски ЧФ. В эмоциональном порыве люди встали, аплодируя артистам. И только представители Конгресса украинцев остались сидеть (кстати, приветствия участникам первого его оргсобрания в декабре 2008 года направили общественное объединение «Молодёжный националистический конгресс» и бывший командующий ВМСУ вице-адмирал в отставке, националист Б.Б. Кожин.). Эти люди пришли не на их праздник, и не в их библиотеку, и это были бюсты не их героев.
   Они пришли на мероприятие, как на пиар-акцию с дарением поэтических сборников и старались попасть с ними в объективы видеокамер и фотоаппаратов.
   Расходились долго, за исключением членов Конгресса украинцев. Поразительным оказался факт, что на мероприятие дарения пытались прорваться через границы «европейской» Украины гости из Сочи. Детей не пропустили, но приехали их родители. Они с восторгом и трепетом говорили о Севастополе, о его гражданах, о легендарной истории города, о России, где помнят «не забытую» столицу черноморских моряков, поучают детей бессмертными примерами защитников черноморской твердыни. А скульптор-даритель снова удивил гостей библиотеки, сказав, что обязательно подарит ей уже готовый бюст А.С. Пушкина.
   День закончился. Мы неохотно возвращались к будничным проблемам. Но одно сидело в голове. Библиотека - это один из главных инструментов борьбы за души человеческие, интеллект нации, настоящее и будущее составляющей - читателя, его потомков.
   А каждый читатель, как тайна, Как в землю закопанный клад, Пусть самый последний, случайный, Всю жизнь промолчавший подряд...
   Эти слова написаны Анной Ахматовой, человеком интересной судьбы и редкого дарования. Такие люди обладают не только природным чутьём на добро и зло, но и даром мудрости. И прав великий Антон Чехов, заметивший, что: »Настоящий писатель - это то же, что древний пророк: он видит яснее, чем обычные люди».
Сегодня говорят о возможном уничтожении Морской библиотеки (иначе назвать формат ожидаемых сокращений трудно). Планы радикального реформирования ЧФ РФ добрались до одной из самых авторитетных библиотек в истории флота вообще и государства в частности. Морская библиотека ЧФ РФ им. М.П. Лазарева - историческая совесть и капище знаний Севастополя - Родины Черноморского флота. Тот, кто поднимает на неё руку, обрушивает её на геополитическое будущее России в Причерноморье.
   И это не громкие слова...
"Поступки мудрых людей продиктованы умом, людей менее сообразительных - опытом, самых невежественных - необходимостью, животных - природой", - предупреждал потомков Цицерон Марк Туллий.

Аркадий Чикин


ПУТЕВОДНАЯ ЗВЕЗДА МОРСКОЙ БИБЛИОТЕКИ

   Восемь лет шёл к мгновению, когда отложу текущие и планируемые дела, чтобы написать о Евгении Матвеевне Шварц. Нет, это не предметное исследование и не глубокая аналитика. Здесь необходима длительная работа. Это скромная попытка лаконично рассказать о достойном человеке, которого, кроме прочего, отличала потрясающая скромность. Не раз приходилось уговаривать Евгению Матвеевну написать воспоминания. Какая судьба, так много интересных и талантливых людей встретились на её дороге, именуемой просто и невероятно сложно – ЖИЗНЬ…
   Не получилось…
   Вашему вниманию предлагается первая, и пока единственная версия биографии старейшего сотрудника Морской библиотеки им. М.П. Лазарева - Е.М. Шварц. Она включена в готовящееся второе издание «СЕВАСТОПОЛЬ: историко-литературный справочник» (газетная версия «Севастополь от «А» до «Я»).

   Шварц Евгения Матвеевна (06.06.1926 – 04.08.2003). Один из самых опытных и талантливых библиотекарей Севастополя последней четверти XX века. Несколько десятков лет являлась библиографом Морской библиотеки КЧФ РФ им. М.П. Лазарева, практически вела дела «Клуба любителей книги».
   Родилась в Севастополе, в семье винодела (инженер Севастопольского винзавода). Начальное образование до Великой Отечественной войны (1941-1945) получила в школе № 4. 22 июня 1941 года встретила в Севастополе, пережила оккупацию города немецко-румынскими захватчиками (июль 1942 г. – май 1944 г.). После войны по настоянию отца поступила в Крымский сельскохозяйственный институт им. М.И. Калинина (основан в 1931 году), откуда перевелась в Московскую сельскохозяйственную академию им. К.А. Тимирязева (основана в 1865 году, как Петровско земледельческая и лесная академия (Петровско-Разумовская академия). Скоро Евгения Матвеевна поняла, что сельское хозяйство не является целью её жизни.
   Выпускница Московского государственного библиотечного института им. В.М. Молотова (1949-1953), специальность - «библиография». С сентября 1953 года - библиограф Алтайской Краевой библиотеки (г. Барнаул, в 1973 году присвоено имя В.Я. Шишкова), через два месяца - заведующая читальным залом. С апреля 1958 года заняла должность заместителя директора библиотеки по научной части. В июне по собственному желанию (семейные обстоятельства, кончина отца) уволена в связи с убытием в Севастополь. Приехав в город, поступила старшим библиотекарем в Черноморское ВВМУ им. П.С. Нахимова (октябрь 1958 года).
   В июне 1960 года перевелась в Морскую библиотеку КЧФ, которой посвятила всю оставшуюся жизнь. Библиотекарь, руководитель абонемента, заведующая методико-библиографическим отделом (с 1965 года). Не раз поощрялась за примерную работу, вела обширную переписку с читателями и писателями (Константин Паустовский, Валентин Пикуль, Леонид Соболев, Виктор Конецкий, Ю.А. Анненков, В.Н. Соловьёв, Н.Г. Михайловский, членами семьи адмирала Аркас, Василий Кучер и т.д.). Много занималась организацией общефлотских мероприятий, лично руководила заседаниями (раз в месяц) «Клуба любителей книги». Коллекционировала экслибрисы, собирала газетные статьи по истории города, выступала с актуальными публикациями, много работала с одарённой молодёжью. На собрания «Клуба любителей книги» приглашались известные севастопольцы, гости города, а также его молодое литературное и поэтическое будущее, которых она чувствовала, верила в них, вела за руку. И когда Евгении Матвеевны не стало, один из них с горечью напишет: «Она беззаветно любила Севастополь, остро переживала все наши горести и радовалась удачам, верила в неизменную притягательность города для подлинных творцов его славных традиций» (см. некролог, «Слава Севастополя»).
   В Морской библиотеке им. М.П. Лазарева КЧФ РФ материалы Е.М. Шварц описаны и отложены в фондах.

   Она знала и любила Севастопольского писателя Геннадия Черкашина. Вскоре после его ухода из жизни мы уединились в маленькой комнатке на третьем этаже. За окном опустились сумерки, в коридорах библиотеки установилась непривычная тишина. Рабочий день закончился, но что-то удерживало. Никто не спешил домой. И вдруг, узнав, что написаны стихи на память Черкашина попросила «почитать» их. Обычно я не делаю этого, ибо не считаю поэтическое творчество своим кредо. А тогда невозможно было отказать. Знать бы, как созвучны по смыслу стихи будут относительно судьбы самой Евгении Матвеевны. Слушала внимательно и когда зазвучало:

      … И он вернётся, в памяти и песне,
      В стихах и прозе, книгах и кино
      И как бы мир не становился тесен
      Он бесконечен в облике его.

посмотрела прямо в глаза. До сих пор не могу разгадать тот долгий, прямой взгляд.


«ОПУСТЕЛА БЕЗ ТЕБЯ ЗЕМЛЯ… »
(опубликовано в 2003 году)

   Читал некролог в одной из севастопольских газет и не верил глазам. Строки сливались в жуткую, серую, безжизненную массу букв. Казалось, они не несут в себе смысла. И вдруг пришло озарение - с нами нет, и уже никогда не будет незабвенной Евгении Матвеевны Шварц.
   Первое ощущение – неверие и… пустота. Словно без твоего разрешения кто-то там, наверху, вершитель судеб человеческих, вырвал из души частичку живого, трепетного мира.
   15 лет мы были знакомы с Евгенией Матвеевной как с человеком, и как с одним из лучших библиографов Севастополя. Это был настоящий русский интеллигент в лучшем понимании этого слова. Сколько часов было проведено за разговорами в маленькой комнатке на третьем этаже Морской библиотеки. Сколько терпения и такта было в каждом её движении, стремлении понять собеседника, помочь ему.
   Говорят, что у каждого человека есть недостатки. С этим нельзя не согласиться, ибо мы всего лишь люди, а не боги. Но я с удивлением обнаружил, что не нахожу их у Евгении Матвеевны. Это было потрясающее открытие. Оно повергло в смятение и заставило ещё раз задуматься над законами бытия, философией жизни и смерти, вечных попутчиков на нашем коротком и бренном земном пути.
   Вспомнились стихи, прочитанные Евгении Матвеевне в минуты душевного откровения.

Смерть не спрашивает нас
Когда приходит в час урочный
Лишь тяжесть давит и подчас
Невыносима боль от истины порочной

Уходят лучшие, и нет в том тайны
На суд Господний, от суда людей
И позади Земные войны,
Всё позади, как и полёт идей

Пылятся не прочитанные книги
Статей и очерков оборван путь
И, кажется, что мы сейчас лишь видим
Их глубину и правды суть

Как жаль, что в людях часто
При жизни мы не видим красоту
Проходим мимо безучастно
Души, оберегая пустоту

Уже потерян счёт ушедшим
Друзьям, любимым, близким и порой…
Но кажется, раздастся стук – зашедший
Вернётся друг и с ним придёт покой…

   Когда гроб с закрытой крышкой как-то буднично вынесли из комнаты траура и погрузили в автобус, пошёл тёплый летний дождик.
   - Говорят, к хорошей дороге, - донеслось откуда-то слева.
   Обернулся, слова принадлежали седому, невысокого роста человеку. Он стоял в стороне от всех и, комкая платок, вытирал его кончиком уголки глаз.
   Неожиданно в разрыве тяжело висящих над городом облаков появилось солнце. Его лучи брызнули на землю мириадами искр, неся живительное тепло и жизнь. Невольно подумалось, а ведь это она – Женечка Шварц, последний раз согрела нас, оставшихся жить, теплом своего сердца.
   Это было мгновение, через секунду превратившееся в вечность.

Член Союза писателей и Союза журналистов России Аркадий Чикин,
июнь 2011 года

                              



СОКРОВИЩНИЦА
      Где сливаются мачты с мечтами,     
    Где бессмертье вливается в жизнь...
Тома… от мини книг – до фолиантов
С поклонной строгостью несут в потоке лет,
Суть тактик, ум стратегий, и секрет
Рождения в истории гигантов,

И пот, и кровь прославленных сражений,
И незабвение Имён. А редкий фонд
Хранит таинственность прикосновений
Мгновений времени, когда российский флот

Рождался, креп, приобретая Славу,
Через потери – к торжеству Побед…
И собран здесь величественный след
Морских путей Империи-Державы.

Живёт мир книг (меня не разуверить):
Когда читатели покинут книжный храм,
И ночь, как стражник, высится у двери,   
У стеллажей волненье, здесь и там —

Встают энергетические тайны:
Средь флотоводцев длится жаркий спор,
А кто остался в огнище баталий,
Стреляет, принимая смерть в упор…

Храни, Господь, сокровища столетий
И всех, кто верным сердцем служит им;
Потомкам в назидание, в бессмертье –
Дух героизма, он непобедим.

Морская библиотека
                             Кармаза   Алла Андриановна


 
Морская библиотека
190-летиюМорской библиотеки
посвящается

   Морская библиотека – одно из самых красивых зданий в Севастополе. Лицевой стороной оно обращено к морю, потому что всегда ждет своих любимых читателей из похода.
   Для меня она – самое дорогое место на Земле!
   Я училась в институте, когда заинтересовавшись рассказами бабушки о Куприне, род которого из центральной России, где корни и моего рода по материнской линии, пришла в Морскую библиотеку в поисках материала.
   Проходя через просторный, прохладный холл и поднимаясь по мраморной лестнице, поразилась хрустальной тишине и торжественности портретов знаменитых флотоводцев, книг в витринах, картин морских сражений.
   Это был Храм мужеству и доблести русских моряков, чья верность долгу и Отчизне не знает равных в истории.
   Получив нужные книги, стала выписывать интересующие меня факты. Рядом старательно трудился капитан-лейтенант, на которого я, в общем-то, не обращала внимания.
   Погрузившись в свои мысли, я поднялась, чтобы отнести книги, и столкнулась с капитан-лейтенантом, тоже вставшим из-за стола. Он галантно пропустил меня вперед, я извинилась.
   Библиотекаря на месте не оказалось, и мы разговорились. Он приехал с Севера в отпуск и сейчас работал над лекциями для своих матросов о любимом адмирале Лазареве, основателе Морской библиотеки и талантливом флотоводце.
   Выйдя на улицу, мы продолжили нашу беседу, прогуливаясь по Приморскому бульвару.
   Он был немного выше среднего роста, крепкого сложения, с мужественным, интеллигентным лицом, на котором особенно выделялись глаза, казалось, обычные, густо-серые с синевой, они обладали такой притягательной глубиной и выразительностью, что смотреть в них хотелось бесконечно.
   С удивлением мы обнаруживали сходство во взглядах, вкусах и интересах. Такая встреча была предопределена свыше, и больше мы не расставались.
   Через месяц, мужем и женой, мы уехали на далекий Север, где очень счастливо прожили много лет.
   Из одного из походов его лодка не вернулась. И с сыном-подростком я приехала в Севастополь. Его яркая южная красота напрягала меня, мне все виделся негромкий и суровый Север, темные морские воды и скалистые берега, ставшие для меня такими родными.
   Первое, что я сделала, это повела сына в дорогую сердцу Морскую библиотеку, где посоветовала ему прочитать об адмирале Лазареве, которого так уважал его отец.
   Я теперь стала часто приходить сюда. Душа моя отдыхала, наполнялась светлыми воспоминаниями, я брала книги об истории библиотеки, о моряках, не щадивших живота своего за родную землю, и, окрыленная новыми силами, шла выполнять свой долг – растить сына в лучших традициях моряков Черноморского флота.
   В один из дней я сидела в читальном зале, вновь занимаясь историей рода Куприна. Библиотекари были заняты обработкой вновь поступивших книг, кроме меня в этот час в зале никого не было. Услышав негромкий кашель, я вздрогнула и подняла голову.
   Передо мной стоял немолодой мужчина в адмиральском мундире. Он ласково смотрел на меня.
   – Простите, что побеспокоил вас! Вы так печальны. Могу я чем-то вам помочь?
   – Нет-нет, спасибо. Вам показалось.
   – У вас большое горе? У вас кто-то умер?..
   – Да, недавно погиб мой муж-подводник…
   – Сочувствую и сожалею, что невольно напомнил вам об этом.
   Немного помолчав, он продолжил:
   – Знаете, такова доля всех жен моряков – ждать, ждать всю жизнь. Ваш муж ушел в дальний поход и ваша любовь не даст ему погибнуть. Вы только ждите…
   Он церемонно поклонился и медленно ушел, и почему-то после этого разговора камень, так долго лежавший на моем сердце, растаял, и я, наконец, смогла вздохнуть полной грудью.
   Но кто это был? «Мундир…», – я напряглась. Богатая история Севастополя, которую знал практически каждый житель нашего города, не позволила мне сообразить сразу.
   Пораженная догадкой, я буквально вылетела в коридор, нашла портрет адмирала Лазарева. Да, это был он! Сердце мое не ошиблось, он и сейчас с улыбкой в глазах смотрел на меня.
   – Спасибо, Михаил Петрович, – только и смогла вымолвить я, ощущая его  поддержку и отцовскую любовь.
   Эту тайну я скрыла в своем сердце. Прошло много лет. Мой сын пошел по стопам отца.
   На днях я радостно обнаружила на столе своего внука – курсанта военно-морского училища, книгу об адмирале Лазареве.
   Вновь и вновь приходя в любимую библиотеку, я всегда подхожу к адмиралу, здороваюсь с ним, и чувствую, что он тоже рад нашей встрече.
   …Морская библиотека. Здесь я нашла свое счастье и любовь всей моей жизни. Сюда регулярно приходит мой сын, теперь уже капитан первого ранга, мой первый внук – лейтенант, и много других моряков, жителей и гостей Севастополя.
   И каждый уносит в своем сердце частицу счастья от встречи: с удивительной историей города и флота, о достойных сынах России, всей своей жизнью написавших и пишущих эту историю.

Тарасова Евгения Алексеевна

Создание Морской библиотеки в Севастополе и ее роль в формировании Лазаревской школы

   Морская библиотека в Севастополе была организована в 1822 году по инициативе Управляющего распорядительной частью канцелярии Главного командира Черноморского флота адмирала А.С. Грейга лейтенанта В.И. Мелихова.  Однако должного развития она не получила.

   Всерьез занялся развитием библиотеки адмирал М.П.Лазарев, вступивший на пост Главного командира Черноморского флота и портов 31 декабря 1834 года . Одним из основных способов развития у офицеров нравственности и образованности Лазарев считал привлечение офицеров  для проведения свободного времени в библиотеку и Офицерское собрание. В 1837 году Лазарев добивается Высочайшего  разрешения на строительство нового здания Морской библиотеки. Лазарев вникал во все вопросы, внимательно следил за строительством Морской библиотеки. Он лично решал вопросы, связанные с внешним оформлением здания, через него заказывались статуи и барельефы за рубежом. Строительство было закончено к концу 1841 года.
   Библиотека управлялась комитетом директоров, избранных офицерами. В комитете директоров состояли капитаны 1 ранга Нахимов,   Новосильский,   Корнилов,   Матюшкин,   Метлин, Юхарин. В конце 1842 года стали  назначать секретаря-казначея, занимающегося хозяйственной частью, выпиской новых книг, карт и инструментов из директоров . Состояние книжного фонда на тот момент было плачевным. Например, в 1842 году в библиотеке из 60 тысяч томов осталось не более 28 тысяч. Книги гуляли по всему Крыму и Херсонской губернии. Каталог  библиотеки был наполнен женскими  и французскими романами. Библиотекарь с крупной суммой денег пропал. Оказалось, что у библиотеки долги, которые на три года стеснят покупку книг . В феврале 1843 года секретарем-казначеем был избран В.А. Корнилов. Лазаревым была назначена ревизия библиотеки, а позже им были утверждены преобразования управления библиотеки . Библиотеку вынуждены были временно закрыть. «Я надеюсь… дать этому заведению вид приличный, который бы не выставлял каждому приезжему, каждому иностранцу в таком невыгодном свете образование русских морских офицеров» - писал В.А.Корнилов . По решению Лазарева началась закупка учебно-морской, историческо-морской литературы, описаний путешествий . Было введено правило, что книги выдаются только лично. Адмиралы были возмущены . Корнилов приводил довод: «…посещение адмиралами библиотеки в теперешнем ее состоянии есть единственное средство возвысить это заведение в глазах всего общества…адмиралам в заведении этом не следовало бы и гнаться за собственными выгодами: кому же как не высшим думать об… молодежи… которая… не имея книг, поневоле обратится к картам и другим несчастным занятиям». Лазарев полностью поддержал Корнилова, и это правило было введено в действие. Уже в мае 1843 года Корнилов докладывал Лазареву: «Старая библиотека переменила свою гробовую физиономию - всегда почти полна офицерами» .  Официально библиотека была открыта для посетителей в 1844 году.
   По случаю открытия библиотеки молодыми офицерами флота был дан обед. Из письма В.А.Корнилова М.П.Лазареву от 13 апреля 1844 года: «Прошлое воскресенье человек 60 обер-офицеров флотских дали обед в клубе комитету и строительной комиссии – сначала боясь что обед этот, подобно другим такого рода, может развязаться какой-нибудь неприятной историей, я было отклонил его; но не успел …(?) и признаюсь с чувством особого наслаждения смотрел на молодежь,  по моему мнению, которой, кажется, недостает только примера и направления. Все было чинно, пристойно – не было забыто ни одного тоста и говорились речи…» . Однако Главный командир отреагировал на это очень резко и Корнилов в следующем письме 28 апреля 1844 года писал: «…Весьма сожалею, что обеду заданному флотской молодежью в честь открытия библиотеки дали такой невыгодный оборот, но я уверен, что когда Ваше Высокопревосходительство узнаете все подробности этого происшествия, то не найдете ничего тут дурного» .
   Спустя восемь месяцев после открытия библиотеки случилось несчастье — произошел пожар. Все усилия спасти здание и фонды были напрасны. Лазарев, как и многие офицеры, воспринял это как личную трагедию. Корнилов назвал пожар в библиотеке «Севастопольской катастрофой» и писал : «Пожар этот меня поразил прямо в сердце – до сих пор не могу поверить ему!» . М.П.Лазарев объявил по флоту подписку на сбор средств для постройки нового здания библиотеки. Его неоднократные обращения к царю дали свой результат - в 1846 году было начато строительство. 23 марта 1845 года в своем письме из Санкт-Петербурга В.А.Корнилов писал М.П.Лазареву: «я слышал, что Государь читал письмо Ваше, и прочтя сказал: надо помочь!»  (подчеркнуто в документе- А.Ч.). Николай I выделил  на строительство 52 тысячи рублей серебром, разделив сумму на 3 года . Корнилов сам разработал план нового здания и представил его Лазареву.



  Наброски нового здания библиотеки
(из письма В.А.Корнилова М.П.Лазареву 03.02.1845г.)
   Корнилов лично курировал строительство новой библиотеки. В каждом письме Лазареву он докладывал о ходе проведения работ до мелочей. В 1849 году  новое здание было окончено.
   Лазаревым были лично разработаны и 1846 году изданы при Черноморском гидрографическом депо «Правила для Севастопольской морской – офицерской библиотеки». Основное положение «Правил...» гласило, что Морская  офицерская библиотека состоит под особым покровительством Главного командира Черноморского флота и портов, а в отсутствие его Командира Севастопольского порта.  Почетным попечителем был кто-то из членов царской фамилии . «Правила...» предписывали при выборе книг преимущество отдавать книгам по морской и военной частям, а также географическим и историческим книгам.  Библиотека должна была иметь все русские журналы, а из иностранных французские, английские и немецкие, относящиеся до морского, военного, инженерного искусств и медицины, пользующихся в свете известностью. Газеты выписывались по выбору Комитета Директоров . За 1844—1854 года  книжный фонд библиотеки увеличился более чем и пять раз. Кроме того для библиотеки из Петербурга были выписаны электрические машины и различные приборы .
   Лазарев ввел очень жесткие требования по сохранности книг и их использованию. Член библиотеки, потерявший или испортивший книгу, оплачивал стоимость закупки новой. Просрочивший сдачу книги более чем на четыре дня считался утерявшим книгу.
   Все это позволило резко повысить профессиональный уровень офицеров, авторитет образованного и высокопрофессионального офицера, а соответственно, и желание к самообразованию у молодых офицеров.
После смерти Лазарева его дочь передала Морской библиотеке всю библиотеку адмирала из 1117 томов. Каждая книга была снабжена экслибрисом Лазарева. В 1931 году внешнеторговой организацией «Международная книга» вся библиотека Лазарева была продана за границу. Дальнейшая судьба ее не известна. В фондах музея Героической обороны и освобождения Севастополя хранится одна книга из библиотеки Лазарева с его экслибрисом «Избранные официальные и частные письма вице-адмирала Лорда Коллингвуда и воспоминания о его жизни», Лондон, 1837 г.
   Учитывая личный вклад адмирала в строительство и развитие Морской библиотеки в Севастополе, приказом Главнокомандующего Военно-Морским флотом Российской Федерации от 02 апреля 1997 года №117 Морской библиотеке Севастопольского Дома офицеров присвоено имя адмирала М.П.Лазарева.

Кандидат исторических наук
Капитан 2 ранга
Черноусов Андрей Анатольевич


Содружество

   Начало 90-х годов дало старт новым независимым изданиям, одно из которых – еженедельник «Севастопольская газета». Первый номер еженедельника вышел в свет 13 июня 1992 года. В период становления периодического издания подписки на него ещё не было, и я, корреспондент «Севастопольской газеты», еженедельно приносила в Морскую библиотеку им. М. П. Лазарева два экземпляра для абонемента и читального зала. Для новой, только что зародившейся газеты была очень важна оценка специалистов в мире информации. Образованные, чуткие, отзывчивые люди, работающие в сокровищнице знаний, давали необходимые консультации, снабжали литературой, иллюстративным материалом, что оказало благотворное влияние на работу редакции. Концепция периодического издания как газеты, рассчитанной на массового читателя, предоставляющей объективную интересную и полезную информацию, оказалась востребованной и своевременной. Новая городская газета понравилась работникам Морской библиотеки и её читателям. Она получила право быть занесённой в коллекцию «Севастополиана».
   За многолетнее творческое содружество коллектив «Севастопольской газеты» благодарен  заведующей читальным залом Сазоновой Ольге Вячеславне  и библиографу Евгении Матвеевне Шварц.
   Об этом человеке хочется сказать особо. После окончания Московского библиотечного института Евгения Матвеевна некоторое время работала в Сибири, а в 60-е годы по семейным обстоятельствам оказалась в Севастополе. Работу в Морской библиотеке начала на абонементе, а вскоре  стала библиографом.
   Высокая стройная темноволосая женщина была аккуратно во всём и всегда  в отличной форме. Любила море, плавала даже зимой. Сослуживцы интересовались: «И до каких пор можно плавать?», а она отвечала с приветливой улыбкой: «Пока приятно». А это могло быть и в декабре, и в январе…
   Работала Евгения  Матвеевна с творческим подходом и во многом определяла роль библиотеки, её статус. Она имела энциклопедическую образованность, умела общаться с людьми, объединять людей по интересам. Относилась к работе и к людям с высокой культурной деликатностью. Знала литературные фонды библиотеки,  интересовалась читательским спросом.  Была одним из основателей «Клуба любителей истории города и флота», который первые годы работал при Морской библиотеке.
   Об этой удивительной женщине можно говорить много и интересно, но я хочу остановиться на работах, которые появились в еженедельнике «Севастопольская газета» благодаря Евгении Матвеевны Шварц. Каждую неделю в ожидании новых открытий я с волнением поднималась на третий этаж библиотеки и шла в кабинет с надписью на двери: «Библиограф».  В маленькой по своим размерам комнате находилась огромная кладовая знаний. Хозяйка принимала всегда радушно. В новой газете с многотысячным тиражом она видела возможность дарить севастопольцам свои  знания, используя её как рупор  для общения.
 
Е.М. Щварц в своем рабочем кабинете

   Евгения Матвеевна рассказывала мне о приближающихся знаменательных датах, знакомила с людьми, которые могли дать в еженедельник интересный материал, предоставить иллюстрации. Так в «Севастопольской газете» появлялись статьи о великих флотоводцах; о писателях и поэтах, в творчестве которых нашли отражение события, связанные с Севастополем; о скульпторах, работы которых украшают наш город. Благодаря Евгении Матвеевне газета подружилась  с писателем Юлием Анненковым.
   Юлий Лазаревич вырос в Севастополе, служил на Черноморском флоте, проходил здесь переподготовку, ходил в дальние походы. Творчество Анненкова связано с флотом, а душа навсегда осталась в городе его молодости. С большой  симпатией и добротой писатель относился к работникам Морской библиотеки. Следуя традиции, поздравлял севастопольцев с Днём Военно-морского флота и дарил Морской библиотеке свои произведения.
 
Дарственная подпись автора

   Хранится в фондах библиотеки с дарственной надписью Анненкова, датированной 1961 годом,  и рукопись либретто оперетты «Севастопольский вальс», ставшей своеобразной музыкальной эмблемой нашего города.  А история этого спектакля  такова.
   Песня «Севастопольский вальс»  появилась к 100-летию Первой обороны Севастополя. Известный в то время композитор Константин Листов, автор таких популярных песен как «Тачанка», «В землянке», с наброском мелодии пришёл к своему другу, поэту Георгию Рублёву с просьбой сочинить стихи. Поэт был безнадёжно болен, но с готовностью откликнулся на просьбу композитора. Попросил проиграть мелодию и тут же придумал название будущей песни. Через несколько дней были готовы стихи:

      Тихо плещет волна, ярко светит луна.
      Мы вдоль берега моря идём, и поём, и поём…

     Песня прозвучала по радио. Её первыми исполнителями были Владимир Бунчиков и Георг Отц. Каждый из них спел по своему, но, к сожалению, Г. Рублёв уже не услышал их голосов. Он ушёл из жизни спустя несколько дней после того, как вручил композитору листок со словами «Севастопольского вальса».
     Песню полюбили. Она живёт! Она поётся!
   Романтическая комедия «Севастопольский вальс» была создана Ю. Л. Анненковым в соавторстве с драматургом Е. М. Гальпериной. Музыку к ней написал композитор К. Я. Листов. Премьера «Севастопольского вальса» состоялась в Воронежском музыкальном театре и Московском театре оперетты в октябре 1961 года. Спектакль имел огромный успех и вскоре появился на сценах многих театров страны. В Севастополе он был поставлен силами Народного музыкально-драматического театра при  Доме офицеров. На премьере спектакля присутствовали  Ю. Л. Анненков и К. Я. Листов.
   В 1995 году к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне спектакль успешно возродился во многих городах страны. В Севастополе он был поставлен в русском драматическом театре имени А. Луначарского.
   Евгения Матвеевна, рассказав мне о многолетней дружбе с Юлием Анненковым, посоветовала написать в газету статью о возрождении в нашем городе спектакля «Севастопольский вальс» и отправить её автору. Помогла получить  фотографии, где   Анненков и Листов  в кругу актёров после премьеры спектакля в ДОФе.
 


 Встреча с авторами после премьеры (фото из архива Севастопольского ДОФ)

    Статья вышла и была отправлена писателю. Незамедлительно пришёл ответ:
   «Дорогой товарищ Дейнега!
Извините, не знаю Вашего имени и отчества, что не мешает мне сердечно и искренне поблагодарить Вас за статью в «Севастопольской газете». Ваше доброжелательное и тёплое отношение радует меня, лишённого сейчас непосредственной связи с городом, который мне так дорог.
   Многое напомнило и фото, сделанное    после премьеры «Севастопольского вальса» в ДОФе. Стоящий рядом со мной капитан 3 ранга Виноградов, будучи обладателем хорошего голоса, играл роль Аверина.
   Что касается текста песни «Севастопольский вальс», которая, как Вы правильно отметили, стала, в некотором отношении лейтмотивом всей музыкальной комедии, то текст этот написан специально для театрального произведения. По просьбе Кости Листова  мы оставили неизменными четыре строчки рефрена, принадлежащие ему самому. Композиторы часто находят свою музыкальную тему вместе со словами.   
   Елена Михайловна написала текст песни «Севастопольский вальс» наново, сохранив, естественно, какое-то сходство и четыре строчки припева:
      Севастопольский вальс, золотые деньки
      А на рейде в вечерний час кораблей огоньки.
      Севастопольский вальс помнят все моряки.
      Разве можно забыть мне вас, золотые деньки.
   Желаю всего самого доброго. Прошу передать мой привет всем работникам Морской библиотеки и лично Евгении Матвеевне Шварц. Одновременно высылаю в фонд библиотеки свой роман «Дерево жизни», предназначенный для молодёжи.
    Остаюсь Ваш с глубоким уважением и дружескими чувствами Ю. Анненков».   
   Поблагодарив писателя за отклик, учитывая его интерес к жизни нашего города, я сообщила, что в «Севастопольской газете» помещён подготовленный  Е. М. Шварц и Лигой культуры Севастополя материал к 140-летию со дня рождения талантливого эстонского скульптора Амандуса Адамсона, автора Памятника затопленным кораблям, ставшего символом нашего города.
    
                      А. Адамсон и его работы

«Обязательно пришлите мне этот материал, – попросил Анненков в ответном письме.– Высылаю свои строки о Памятнике:
          Спустившись на античную колонну,
          Орёл раскинул крылья над водой –
          От славы и от времени седой
          И от луча морской воды зелёный».
   Совместных работ с Евгенией Матвеевной Шварц в «Севастопольской газете» было много, но подробно хочется остановиться  на статьях о Бунине и о Паустовском. В еженедельнике они так и представлены: «Рассказывает библиограф Морской библиотеки Евгения Матвеевна Шварц».
   Октябрь 1995 года. Задорно, игриво Евгения Матвеевна прочла мне стихи:
          Всё море – как жемчужное зерцало.
          Сирень с отливом млечно-золотым.
          В дожде закатном радуга сияла,
          Теперь душист над саклей тонкий дым.
          Вон чайка села в бухточке скалистой, –
          Как поплавок, взлетает иногда,
          И видно, как струёю серебристой
          Сбегает с лапок розовых вода.
          У берегов в воде застыли скалы,
          Под ними светит жидкий изумруд.
          А там, вдали, – и жемчуг, и опалы
          По золотистым яхонтам текут.
Затем добавила:
– Какая красота слога! Какие сравнения! Иван Алексеевич Бунин – первый русский писатель, награждённый Нобелевской премией за выдающийся вклад в мировую литературу. Проходят годы, всё уходит в прошлое.
 
    Хочется разбудить у людей интерес к творчеству Бунина, на много лет вычеркнутого из фонда отечественной литературы. Хочется, чтобы они посмотрели вокруг глазами великого человека, увидели красоту и историческую значимость нашего края. Ощутили состояние автора строк «На поднебесном утёсе»:
                  Пью, как студёную воду,
                  Горную бурю, свободу,
                  Вечность, летящую тут.
   Начальная строка первого прочитанного мне Евгенией Матвеевной стихотворения и стала названием статьи в «Севастопольской газете», вышедшей в канун 125-летия со дня рождения  И. А. Бунина.
   Вот несколько строк из этой статьи:
«Своё первое и краткое знакомство с Крымом и Севастополем Бунин отразил в стихотворении «На поднебесном утёсе…». Оно имеет пометку «Крым. 1889». Этих кратких крымских впечатлений писателю хватило на много лет. Впоследствии он неоднократно возвращался к ним в своих произведениях.
   Полвека спустя, в эмиграции Бунин написал автобиографический роман «Жизнь Арсеньева». Главный герой романа, как когда-то девятнадцатилетний Бунин, едет ранней весной по бесплатному билету на чужое имя в Крым, в Севастополь, где его «ждала отцовская молодость», связанная с Крымской войной. Море, увиденное из окна поезда, потрясло его:
   «… вдруг глянуло на меня всей своей тёмной громадной пустыней, поднявшейся в небосклон, что-то тяжко-синее, почти чёрное, влажно-мглистое. Ещё сумрачное. Только что освобождающееся от влажных тёмных недр ночных, — и вдруг с ужасом и радостью узнал его. Именно вспомнил, узнал!».
   Герой романа отправляется в Балаклаву. Он видит «нагой горный мир», «белое шоссе без конца. Голые серые долины впереди, голые серые ковриги близких и дальних вершин, одна за другой уходящие и куда-то томительно зовущие своими сиреневыми и пепельными грудами, знойным и таинственным светом своим». А потом – Байдарские ворота, за которыми «в бесконечной тёмной пропасти всю ночь шумело море – довременно, дремотно, с непонятным, угрожающим величием».
   Позже Бунин ещё бывал в Крыму – в 1896, 1898, 1901 гг. Впечатления этих дней нашли отражение в автобиографической повести «Лика», в рассказах «Алупка», «Молодость и старость». Крымские настроения запечатлены и во многих стихах».
   В ноябре 1996 года Евгения Матвеевна в составе севастопольской группы находилась в Москве на торжествах по случаю двадцатилетия «Литературного музея – Центра Паустовского». По возвращению с огромным воодушевлением  рассказала мне о своей поездке, о музее, где «жива душа писателя». В еженедельнике «Севастопольская газета» появилась статья «В мир Паустовского». Читатели  узнали о  замечательном писателе, показавшим русскую интеллигенцию – людей умных, добрых, отзывчивых, демократичных в высшем смысле этого слова, всегда сохраняющих своё достоинство.  
   «Маленький музей Константина Георгиевича Паустовского открылся в Москве в конце 1975 г.  Шло время, музей пополнялся экспонатами. А 31 мая 1987 г. в день рождения писателя музей получил просторное здание – старинный деревянный дом в парке Кузьминки, где и отмечали его двадцатилетие. Небольшие залы музея отражают периоды жизни и творчества Паустовского: Киев, Север, Таруса. Морской зал – это Севастополь и Одесса.
   Впервые Паустовский побывал в Севастополе в десятилетнем возрасте. В юности у него появилась мысль написать книгу о Чёрном море – своего рода энциклопедию побережья. В 1934 году начал работу над этой книгой. Чтобы  пользоваться богатейшими материалами Морской библиотеки, он поселился в Севастополе. Позже вспоминал:
   «Мне были открыты все богатства единственной в Союзе Морской библиотеки. Я рылся на полках, уставленных кожаными фолиантами…
   Богатство неожиданных знаний было так велико, что сутки казались пустяковым промежутком времени».  
   После войны писатель посетил Севастополь в 1956 году.  С глубоким волнением он осматривал места былых боёв, белокаменные дома восстановленного города, Панораму, Графскую пристань, Малахов курган. На матросском бульваре в летнем театре Дома офицеров флота состоялась встреча с севастопольцами и моряками Черноморского флота.
 
(Фото из редкого фонда Морской библиотеки)

   В Морской библиотеке хранится книга Паустовского о писательском труде «Золотая роза» с автографом: «Севастопольской Морской библиотеке от одного из её читателей и почитателей. 15 июля 1956 г.»
   В апреле 1963 г. Константин Георгиевич ознакомился с редким фондом библиотеки.
        
   В его читательском формуляре записаны три старинных путеводителя по Севастополю. Один из них Паустовский попросил целиком перепечатать, чтобы читать в Москве. В канун 1964 года  жена писателя пишет из Москвы в Морскую библиотеку: «Спасибо большое за путеводитель. Мы его всё время читаем, и каждый раз ближе себя чувствуем к Севастополю».
   На протяжении многих лет Паустовский поддерживал связь с сотрудниками Морской библиотеки. Писатель, мечтавший в юности стать моряком, любил наш город. Здесь он черпал творческие силы, а почитатели его таланта получали радость общения с большим писателем, учившим видеть великую красоту».
   На заслуженный отдых Евгения Матвеевна не ушла ни в 55, ни в 65, а  доработала библиографом до 75 лет. Выйдя на пенсию, продолжала регулярно приходить в библиотеку, где её ждали, нуждались в её советах и консультациях.  На вопрос: «Почему Вы ушли?» шутливо отвечала: «Балерины танцуют до тридцати пяти,  а мне уже чуть-чуть больше»…
   В 2012 году Морская библиотека им. М.П. Лазарева отмечает солидный юбилей – 190-летие. Маленький, по сравнению с этой цифрой, 20-летний юбилей отмечает еженедельник «Севастопольская газета». И в этом успехе периодического издания большая заслуга  многолетнего творческого содружества с сокровищницей знаний.   
Галина Дейнега
 

  Севастопольской библиотеке К. Ч. Ф.

  
                                             Вы без десятка лет два века
                                             Несете радость горожанам.
                                             Книги у вас для человека,
                                             Хранятся в перечне не малом.

                                             Давно все офицеры флота,
                                             Копейку с жаловня рубля
                                             Не уменьшая ни на йоту
                                             Вносили в стройку ведь не зря.

                                             Сегодня вы в восьмом уж здании,
                                             Работаете пятьдесят два года.
                                             И вы обширные познания
                                             Несете для всего народа.

                                             Всегда вы радовали жителей
                                             И Черноморских моряков,
                                             А память городских воителей,
                                             У вас как летопись веков.

                                            Мое примите поздравление
                                            С вашим огромным юбилеем!
                                            Я Вам скажу, как откровение,
                                            Мы вместе с вами не стареем.

                                            Чтоб Вас боготворил читатель,
                                            России верно Вы служили,
                                            Побольше книг дарил издатель,
                                            А вы всегда здоровы были!

                                                 Участник боевых действий ВОВ,
                                                 член ЛИТО им. Озерова Лазарчук М. Д.


Всегда с Морской

                                                    Уже без малого
                                                                                      два века
                                                    Стоит
                                                                      на севастопольской земле
                                                    Старейший,
                                                                                почитаемый в стране -
                                                    Дворец
                                                                        Морской библиотеки.
                                                    На стенах
                                                                            лики адмиралов,
                                                     Входивших
                                                                                в попечительский совет:
                                                     Грейг, Лазарев, Нахимов...
                                                                                                         Много лет
                                                     Успешно
                                                                            правили делами.
                                                     А Дело разрасталось,
                                                                                                 крепло
                                                     Из офицерских взносов
                                                                                                     и даров,
                                                     Но трижды
                                                                                разрушалось до основ
                                                     И возрождалось
                                                                                        вновь из пепла.
                                                     С каким-то трепетным
                                                                                                    волненьем
                                                     Я погружаюсь
                                                                                     в этот книжный мир,
                                                     Который
                                                                            на столетья сохранил
                                                     Для нас
                                                                          великие творенья!
                                                     В спецхранах
                                                                                    книги и портреты.
                                                     За годы собран
                                                                                      богатейший фонд:
                                                     Про город наш
                                                                                      и Черноморский флот
                                                     Тома
                                                                     бесценных раритетов.
                                                      А это-
                                                                        огненные строки:
                                                      Стихи,
                                                                         воспоминанья и статьи,
                                                      Стоят,
                                                                         как ветераны воплоти,
                                                      Храня
                                                                         свидетельства эпохи.
                                                      А сколько было
                                                                                        именитых
                                                      Дарителей
                                                                                и преданных друзей,
                                                      Библиотека стала
                                                                                            как музей -
                                                      Для чтимых их
                                                                                         и незабытых.
                                                       Сегодня,
                                                                              словно эстафету,
                                                       Свои труды,
                                                                                    как самый ценный дар
                                                        Сюда —
                                                                              на попечительский алтарь
                                                        Несут
                                                                          твои апологеты.
                                                        Здесь дух
                                                                                высокий не утрачен.
                                                        Любовью к Слову
                                                                                               мы увлечены.
                                                        Читатель, автор -
                                                                                               быть обречены
                                                         Всегда с Морской,
                                                                                                 а это много значит!

                                                                                                Валентин Смоляков

      

  

          Детектив
   "Немые свидетели"  

    Ольга Сивакова.
        



http://www.sevmb.com/departments/subscription/classic/p_1_at236_id70/

"Библиографическая симфония".


Библиографам Севастопольской Морской библиотеки им. адмирала М.П. Лазарева посвящается
К 190-летию библиотеки

Подосинникова Людмила


КОЛЛЕГАМ  ИЗ МОРСКОЙ БИБЛИОТЕКИ
                        К 190-летию со дня основания

Коллеги. Труд библиотечный
Я очень важным нахожу,
А уж в Морскую, как в святыню,
Я с придыханием вхожу.
Вошла – и предо мной широкий
Красивой лестницы пролёт.
Ну, чьё пред этой красотою
В волненьи сердце не замрёт?
Здесь бег истории я слышу
В страницах старых книг, газет,
Но и на новые вопросы
Спешу найти у вас ответ.
Я понимаю…
Нет, я знаю,
Какие прячутся у вас
Святыни, ценности какие,
Их не найдёшь нигде подчас.
И вы коллеги, как богини,
Порхаете по этажам,
Берёте в руки раритеты,
В читальный зал несёте нам.
А библиографы готовы
Богатства фондов открывать,
У них особые подходы,
У них особенная стать.
Здесь Краснолицкий и Оленин
В работе каждый день горят,
На презентации и встречи
Зовут читателей отряд.
Как офицеры продолжают
Традиции былых веков,
Когда у давних тех истоков
Мы видим русских моряков.
Живи, цвети, библиотека!
В тебя, как в каплю, включены
Все достиженья человека,
Все испытания страны.

                    Людмила Подосинникова

Люди и судьбы

     В документах народного музея истории театра им. А.В. Луначарского мне часто встречалась фамилия  В.А. Лелонг – директора Морской библиотеки в 30-е годы. Заинтересовавшись личностью человека и его судьбой, стала собирать информацию, просматривать документы довоенного времени и после, и обнаружила, что его имя связано с постановкой спектакля «Гибель эскадры» по пьесе А.Б. Корнейчука. Автор приезжал в 1932 году в Севастополь, знакомился с материалами событий, о которых идёт речь – судьбе эскадры Черноморского флота в 1918 году. Пьеса была удостоена второй премии на всесоюзном конкурсе молодых писателей в г. Харькове. Считалось, что первая постановка спектакля «Гибель эскадры» прошла в театре Советской Армии в Москве.
      Но мало кто знает, что первая постановка пьесы на русском языке состоялась в Севастополе в 1934 году. История её такова. Директор Севастопольской Морской библиотеки  В.А. Лелонг познакомился с рецензией на эту пьесу в одной из газет. Вскоре он узнал, что автор прислал экземпляр пьесы в политуправление Черноморского флота. Лелонг убедил директора драмтеатра им. Луначарского Е.Г. Романенко в необходимости постановки и пьеса была передана театру. На русский язык её перевёл украинский журналист С. Антонюк. Спектакль «Гибель эскадры» поставил известный режиссёр С.Н. Воронов (бывший актёр МХАТа), роль комиссара исполнил заслуженный артист РСФСР Н.Н. Васильев. Из воспоминаний Валентина Александровича, которые записал и сохранил Б.А. Горский, директор театра: «…Таким образом, первая постановка пьесы «Гибель эскадры» была осуществлена севастопольским театром в специальном переводе, что к сожалению, нигде не отмечено. Я был в Москве в театре Советской Армии на генеральной репетиции, и должен вам сказать, что в целом севастопольская постановка была не хуже и даже некоторые исполнители мне больше понравились у луначарцев».
      Далее в «Маяке Коммуны» за 1935-1936 годы есть статья Лелонга «Как я работал над инсценировкой», в которой он рассказывает о творчестве Л.Н. Толстого и работе над пьесой «Анна Каренина». «…мною была сохранена основная драматическая линия романа…, наиболее яркие моменты произведения были включены в инсценировку, при этом я строго придерживался толстовского языка. Вся инсценировка построена исключительно на замечательном тексте Л.Н. Толстого. Совместная работа с театром много помогла в отделке деталей пьесы».
     Война! Это страшное слово прозвучало 22 июня 1941 года в обращении к народу. Война перечеркнула судьбы людей половины земного шара, принесла неисчислимые бедствия, страдания и горе.
    С первых дней войны коллектив театра перешёл на казарменное положение. Была сформирована концертно-фронтовая бригада исполкома Севгорсовета. Руководил этим коллективом актёр театра им. Луначарского И.М Берман. Несколько лет назад в музей истории театра приходили участницы агитбригад, тогда ещё юные артистки, солистки балетной студии, которой руководил В.И. Щербаков с женой. Они подарили фотографию 1942 года, на которой снято десять человек, к счастью, с указанием фамилий.

       Перечисляю слева направо верхний ряд: баянисты отец и сын Бодня (погибшие в годы Войны), заслуженный артист Днепров, художественный руководитель Лелонг, манипулятор Габай, артистка театра Башенина, я (Вилор-Макарова) и жена Бобровского. Лелонг - художественный руководитель? Ценная информация. В партийном архиве Крымского обкома партии есть документы «Справка художественного руководителя агитбригады о её работе в период обороны Севастополя: «…За 56 дней работы бригады она дала 113 выступлений, т.е. в среднем по 2 в день, из них большинство выступлений было в воинских частях. В бригаду вошли как профессионалы, так и представители самодеятельного искусства (всего 20 человек). Репертуар составлялся довольно разнообразный, т.к. в бригаде были и представители разговорного жанра, и певцы, и танцоры, и музыканты, и цирковые работники…» Подпись – художественный руководитель (фамилия неразборчива). Женщины утверждали, что это Лелонг, и что он оставался в городе во время оккупации.
      После войны Валентин Александрович стал заведующим литературной частью театра, а его дочь – М.В. Лелонг – артисткой. В конце 50 годов его фамилия уже не встречается. Он с семьёй переезжает в город Одессу.
     Заинтересовавшись необычной судьбой человека, хотелось узнать о нём поподробнее. После долгих поисков и расспросов работников библиотеки вышла на Вытухновскую Галину Михайловну, которая помогла немного прояснить ситуацию, т.к. сама интересовалась Валентином Александровичем и по крупицам собирала сведения о нём. Во-первых, Лелонг – фамилия немецкая. Версия родословной – одна из ветвей по линии А.С. Пушкина.
      Валентин Александрович жил в Ленинграде, имел образование высшее, возможно закончил кадетский корпус и был направлен в Севастополь на Черноморский флот, т.к. есть приказ от 21 октября 1925 года «…О назначении старшим инструктором Агитпропотдела по бибработе…». В тридцатые годы Лелонг -  директор Морской библиотеки, увлекается театром, пишет сценарии, дружит с актёрами. В 1936 году Лелонг участвует в совещании «по теоретическим вопросам библиотековедении и библиографии» в Москве. О нём вспоминает в своих письмах Константин Паустовский, найденных в Караганде в архиве писателя Генриха Эйхлера. Первое письмо датировано 2 декабря 1935 года. Оно было выслано Эйхлеру в Москву из Севастополя. Вот оно: «Генрих, дорогой, спасибо за деньги и письмо, - Вы меня, как всегда, выручили. Конечно, я свинья, что не пишу Вам, но я работаю бешено, время в работе идёт стремительно и писать обстоятельно – очень трудно. Поэтому - не сердитесь!
      Книгу кончаю, - работы осталось на пять-шесть дней. В Москве буду к 14-15 декабря.
В Москву ехать не хочется, - Вас там поносят и давят в заплёванных трамваях, а здесь зимние штили, теплота, солнце за окнами, когда я пишу, проходят корабли.
   Изредка ко мне заходят севастопольцы – помощник Шмидта по Очаковскому восстанию минёр Мартыненко – «дядя Федя» - маленький, рыжий, пьяный и добродушный боцман, директор Морской библиотеки Лелонг – знаток литературы и коннозаводства, бывал Гаврилов (сейчас он в Москве), которого Вы не любите за халтуру. Если отнять характер, то он очень хороший человек и неплохой моряк (Гаврилов – журналист, его жена Наталья Николаевна работала в библиотеке. Автор).
      В редкие свободные часы брожу по городу, езжу на Северную и Корабельную и должен Вам сказать, что Севастополь изумительный город и если бы Цыбин понимал дело, то он бы перевёл сюда Детгиз и мы бы зажили «знаменито»!
     Выступал здесь в Детской библиотеке. Ребята очень хорошие. Это выступление Солнцева (или кто-то другой в Детгизе, кто им ведает) можем записать в актив Детгиза.
      Выступал среди молодых моряков, - очень славный народ. Хорошо знают литературу.
      Когда приеду – очень скоро – расскажу всё подробно.
      Привет всем. Не болейте и не работайте, как всегда, сверх сил.
      Всего хорошего. Ваш К. Паустовский».
    В 1972 году к 150-летию Морской библиотеки в разделе «письма, телеграммы» хранится письмо В.А. Лелонга, - ответ В.П. Сироткину на приглашение принять участие в юбилее: «Уважаемый Василий Павлович! Мы с дочкой очень Вам благодарны за присланные билеты на юбилейный вечер. Но к глубокому сожалению по всей вероятности не сможем принять, т.к. после страшного постигшего нас горя – смерти жены и матери, мы всё время болеем… Вашу просьбу я выполнил и передал пригласительные билеты Н.Ф. Чумакову, который работает в Одесской Научной библиотеке имени Горького. Он тоже ещё не знает, сможет ли он приехать.
      В.Лелонг».
     Я позвонила директору музея К.Г. Паустовского в Одессу и попросила узнать что-либо о семье Лелонга. Он обещал навести справки.
    Вот на такой оптимистической ноте заканчиваю своё расследование о деятельности в нашем городе человека с интересной, сложной судьбой, в которой загадок осталось ещё больше, чем было.
     Он мог бы многое рассказать и о работе в библиотеке в 1930-е годы, о репрессиях, о событиях Великой Отечественной войны, о театре, о друзьях. Надеюсь, что при более глубоком исследовании это будет возможно.
     А театр, как и прежде, помнит своих друзей, и каждый раз, когда гаснет свет в зале и медленно начинается раздвигаться театральный занавес, взору зрителей предстают картины жизни, знакомые и вместе с тем преображённые магическим искусством театра. Их сердца замирают от прикосновения к неизведанному и таинственному. Театр обладает свойством, которого нет ни у одного из других видов искусств – общению с живым человеком, который на глазах зрителей вдохновенно творит на сцене.
     Все музы сливаются воедино в произведениях сценического искусства. В них отражаются шаги истории, движение времени и человеческих судеб.

Галина Перминова

  

    «Где эта улица, где этот дом?..»
     Первые адреса Севастопольской морской офицерской библиотеки

                Ольга Малиновская





      Книги – герои.

Не вычеркнуть скорбные даты
Из жизни великой страны
Герои мои, как солдаты
Погибли в пожаре войны.

Под бомбами в страшной осаде
Они не покинули строй
Их всех бы представить к награде
За храбрость и дух боевой.

Мы горечь потери не скроем.
Мы внукам расскажем о них.
Нам надо бы списки героев
Продолжить названием книг.

Но их не найти в картотеке
…Щемящее чувство вины.
Их нет больше в библиотеке-
Они
       Не вернулись
                               с войны.

                           Татьяна Халаева.

      Стихотворение написано севастопольской поэтессой Татьяной Халаевой сразу после экскурсии по Морской библиотеке, в которой рассказывалось, как в 1942 году при эвакуации библиотеки спасено только 12000 книг, а погибло в пожаре войны около 200000 книг фонда Морской библиотеки.
             


                                            Наша флотская Морская.

Ты флота дочь,
Дочь города-героя,
Одною нитью и судьбой
Мы связаны между собой.

Кого в твоих пенатах только не бывало
Морской водою окроплённый
Здесь были юнга и кадет,
Отец и сын, и внук, и дед.

Я не скажу,что самодержец здесь бывал,
Но точно знаю:
Лазарев - российский адмирал
Со своей командою тебя создал.

Кто спас тебя от пламени фашистского огня,
Темниц сырой неволи,
То был читатель твой-
Страны советской воин.

И в возрождении твоём
Внёс свой весомый вклад грузин
Молвой людской «Отцом народов» наречённый.
Пройдя по улице твоей сказал: »Мы возродим тебя из пепла и руин»
Сказал и сделал, словно отрубил.
Из песни слова выбросить нельзя
Потомкам правда, а не ложь нужна.

Вдвойне труднее было б всем
Без щедрой помощи твоей.
Библиотека наша флотская, родная
По имени «Морская».

Тебя растили, лелеяли и холили
Поэты, писатели, учёные
Рабочие и офицеры, солдаты и матросы
И всем давала ты ответ на возникавшие вопросы.

Мне повезло: я тоже в ней бывал.
С историей времён былых
Ты познакомила меня
Как несть числа поклонников своих.

Листая фолиантов пожелтевшие страницы
Здесь слышен плеск воды и шум прибоя
И грохот орудийных залпов Казарского и Ушакова
И стон сражённого Нахимова, ещё живого…
И тысяч тысячи других и мёртвых и живых
В двух оборонах города-героя.

Здесь рынды бьют
Веков отсчитывая время
Сигнал тревоги подают,
Завидев вражьи намеренья.

Пережила ты две войны
В том нет твоей вины
Ты вместе с Голубцом и Остряковым
Библиотекой- героиней стала.

Звучат здесь музыка и песни
На все лады и голоса,
Прославив мужество во всей вселенной
Бессмертный подвиг страны российской моряка.

С годами ты становишься всё краше и мудрей.
Но знай- не будет для тебя пенсионного закона,
Хотя и отмечаешь 190- юбилей ты в год Дракона.

Я пред тобой колено преклоняю
За то, что щедро помогала
Младому юнге и седому адмиралу.

С днём рожденья поздравляя
Я от души тебе желаю
Служить стране родной и морякам
Века!   Века!   Века!

Свои сокровища ты строго береги
Они для моряков, как в море маяки.
Библиотека наша флотская,
Родная по имени « МОРСКАЯ ».

                                                                  Дорохов А.М.   Участник битвы на Курской дуге, боёв за освобождение Украины, Белоруссии, Польши, ветеран Черноморского флота.






© 2009. Все права защищены.
299001, г.Севастополь,
проспект Нахимова 7
8 (8692) 54-33-15
8 (8692) 54-37-58
О библиотеке   |   Отделы   |   Ресурсы   |   Услуги   |   Друзья   |   Партнеры   |   Контакты