Неповторимый Севастополь

Морская библиотека
им. адмирала М. П. Лазарева

Одна из старейших библиотек России.
Основана в 1822 году.

Главная | Рекомендуем почитать | Неповторимый Севастополь
Анонс

Морская библиотека им. М.П. Лазарева

Уникальная подборка изданий из коллекционного фонда Морской библиотеки имени адмирала М.П.Лазарева.

    Беседы в Читальном зале


06.04.2014г. -
О Севастополе, о славе, о любви.



Алексей Жаров.

Заветный камень.

Холодные волны вздымает лавиной
Широкое Черное море.
Последний матрос Севастополь покинул.
Уходит он, с волнами споря.
И грозный, соленый, бушующий вал
О шлюпку волну за волной разбивал.
В туманной дали
Не видно земли.
Ушли далеко корабли.

Друзья-моряки подобрали героя.
Кипела вода штормовая.
Он камень сжимал посиневшей рукою
И тихо сказал, умирая:
- Когда покидал я родимый утес,
С собою кусочек гранита унес,
Затем, чтоб вдали
От крымской земли
О ней мы забыть не могли.

Кто камень возьмет, тот пускай поклянется,
Что с честью носить его будет.
Он первым в любимую бухту вернется
И клятвы своей не забудет.
Тот камень заветный и ночью и днем
Матросское сердце сжигает огнем.
Пусть свято хранит
Мой камень-гранит.
Он русскою кровью омыт.

Сквозь бури и штормы прошел этот камень
И стал он на место достойно.
Знакомая чайка взмахнула крылами,
И сердце забилось спокойно.
Взошел на утес черноморский матрос,
кто Родине новую славу принес,
И в мирной дали
Идут корабли
Под солнцем родимой земли.

 Жидилов Евгений Иванович.

Герой Севастополь - морская твердыня,
Ты Родине службу, как прежде, несешь.
И каждое имя сраженного сына
В горячей матросской душе бережешь.
Ушли вы в бессмертье, чтоб песни звучали,
Чтоб город-герой горделиво стоял,
Чтоб дети рождались, чтоб внуки смеялись,
Чтоб землю не жёг смертоносный металл.
Отважно сражалась морская пехота
Чтоб матери больше не слепли от слёз.
И нет среди вас безымянных героев.
Вам званье дано черноморский матрос.

 Сергей Алымов

Заря засияла над Крымской землею,
Над морем рассеялся сумрак ночной.
Белеет на взгорье, над синей волною,
краса Черноморья, наш город-герой.

Лазурные бухты, жемчужные горы,
Высокий, далекий огонь маяка.
Эх! Черное море, широкое море,
Родной Севастополь - любовь моряка.

Здесь кровью святые омыты утесы,
Здесь славой овеян бетон батарей,
Здесь курс на бессмертье держали матросы
В боях за свободу Отчизны своей.

 Василий Лебедев-Кумач

Восстань из пепла, Севастополь,
Герой, прославленный навек!
Твой каждый уцелевший тополь
Взлелеет русский человек.

Те камни, где ступал Нахимов,
Нам стали дороги вдвойне,
Когда мы, нашей кровью вымыв,
Вернули их родной стране.

Израненный, но величавый,
Войдешь ты в летопись веков -
Бессмертный город нашей славы,
Святыня русских моряков.

И наши дети внукам нашим
Расскажут в бухте голубой,
Как гордо ты стоял на страже,
Прикрывши Родину собой!

 Ольга Берггольц.

Севастополь  

Белый город, синие заливы,
На высоких мачтах - огоньки...
Нет, я буду все-таки счастливой,
Многим неудачам вопреки.
Ни потери, ни тоска, ни горе
С милою землей не разлучат,
Где такое трепетное море
кропотливо трудится, ворча,
Где орлы и планеры летают,
Где любому камешку - сиять,
Где ничто-ничто не исчезает
И не возвращается опять.

Александр Лесин.


Севастополь

Остановись, прохожий, не спеши:
Здесь Севастополь - город бастионов.
Его железным воздухом дыши,
Чтоб навсегда остаться непреклонным.

Умей и ты, как он, сойтись с бедой,
Не опуская головы пред нею.
Как он, стоять под тяжестью любой
Еще увереннее и прямее.

Все вынести и, опрокинув смерть,-
Пусть весь в крови и весь ты изрубцован
Умей не на себя - вперед смотреть,
Как он, на подвиги всегда готовый.

Как он, едва смахнувши гарь с лица,
Уже дышал густой цементной пылью,-

Вот так и ты храни черты бойца,
Хоть нету битв, хоть битвы стали былью.

- Остановись, прохожий! Тишину,
Молчание холмов прочти, как эпос,
И ты увидишь всю свою страну,
Всю Родину, как бастион, как крепость.

 Эдуард Асадов

Дума о Севастополе (отрывок)


Да, тут слиты бесстрашие с красотой,
Озорной фестиваль с боевой тревогой.
Так какой это город? Какой, какой?
Южно-ласковый или сурово-строгий?

Севастополь! В рассветном сиянии ночи,
Что ответил бы я на вопрос такой?
Я люблю его яростно, всей душой,
Значит, быть беспристрастным мне трудно очень.

Но, однако, сквозь мрак, что рассветом вспорот,
Говорю я под яростный птичий звон:
Для друзей, для сердец бескорыстных он
Самый добрый и мирный на свете город!

Но, попробуй, оскаль свои зубы враг -
И забьются под ветром знамена славы!
И опять будет все непременно так:
Это снова и гнев, и стальной кулак,
Это снова твердыня родной державы!

 Иван Тучков.

Поставил камушек Суворов,
Второй — поставил Ушаков.
Споткнется тут заморский ворог..
О крепость русских моряков.

Довольно он земель истоптал...
И возмутил лазурных вод! —
Так начинался Севастополь
И — Черноморский славный флот.

Шли на подмогу им куряне,
Шли мастера из Костромы...
Россия крепкими корнями
Врастала в бухты и холмы!

И поднимались, поднимались
Дома, редуты, маяки...
И спотыкались, спотыкались
Пришельцев пестрые полки!

Матросов черная стихия
Смела их с крымских берегов.
...На вечном мостике Нахимов.
В полете вечном Остряков.

Из пепла вставший Севастополь
Вершит геройский мирный труд.
Врагов позарастали тропы, 
Друзей — вовек не зарастут.

Дни Оборон — все дальше, дальше...
Но помнят русские сердца
И Севастопольскую Дашу,
И краснофлотца Голубца...

А Севастополь — все красивей,
А Севастополь — все родней.
Он вырос из любви к России
Ее сынов и дочерей.

 Лев Ошанин.

Дума о Севастополе

Белый город на синем морском берегу —
Сорок бухт и без счета огней.
Сколько билось сердец
у твоих пристаней!
Я тебя в своем сердце навек сберегу.

Есть у каждого город, в котором он рос,
Материнскую песню любя.
Севастополь-солдат, Севастополь-матрос,
Ты родной для любого, кто видел тебя.

Ты стоишь,
полон завтрашней думы большой,
Навсегда недоступный врагу.
Как ты славою стар, как ты молод душой,
Белый город на синем морском берегу.

 Агарков Андрей Леонидович.

Севастополь

Севастополь. Севастополь…
Из осколков, на крови…
Ты смертей изведал столько
Вечной стойкостью любви,
Тех, что стоя умирали
В златокрылых кителях.
Чтоб потомки правду знали,
Небеса, да и земля,
Расцветающая кровью –
Алым маком, по весне,
Где роса тяжёлой солью
Вдовьих слёз живёт в волне.
Море Чёрное прозрачно
Бьёт о скалы, как набат.
И над Альмой и над Качей
Чайки плачут: «Ляжет брат…»
Но поднимут белокрыло,
Вознесут клич в небеса:
«Нам ли, братец, быть унылым?»,
«Нам ли, братец, угасать?»
Никогда. Нигде. Нисколько.
Ни на каплю. Ни на вдох!
Севастополь. Севастополь -
Честь. Страдание. И Бог…




 Андрей Соболев.

Кто за кого?

Кто знает цену наших слёз,
Кто нашей крови цену знает?
Но снова южный наш вопрос
Пятном кровавым проступает.

Не выбирали мы страну,
Мы в ней проснулись в одночасье.
Сегодня тот за сатану,
Кто город обвенчал с несчастьем.

Мы все заложники царька.
Царьки теперь—болезни роста.
От языка до языка
Мой город уместить непросто.
Поставить некому в вину,
Что перестали верить слову.
Сегодня тот за сатану,
Кто променял язык на мову.

По новой жизни слёз не лью,
Пусть жизнь коварна и упряма.
Но колыбельную мою
По-русски пела моя мама.
Вновь Севастополь на кону,
Нам герб воткнули словно вилы.
Сегодня тот за сатану,
Кто предал дедовы могилы.

Нас манит золотой телец
Любой на золото ведётся.
Но ожидаемый конец
Без позолоты обойдётся.
Как рыбу ловят на блесну,
Так всех нас ловят на валюту.
Сегодня тот за сатану,
Кто предал в трудную минуту.

Всё чаще слышится: ’’Не сметь!’’
В меньшинства наш язык загнали.
И что нам остаётся –петь,
Ведь песен наших не украли.
Вы подхватите, я начну,
Пусть песня нас объединяет.
Сегодня тот за сатану,
Кто наши песни запрещает.



 Алексей Баскаков

Пейзаж после битвы

 Израненный, в битве жестокой,
 Своими войсками сожжен,
 Достался врагам Севастополь,
 Но не был врагом побежден.

 Затоплен, не вышедший в море,
 Для битвы решающей флот.
 И с праха, лежащих в соборе,
 Награды захватчик сорвет.

 Нам можно бы дальше сражаться,
 И броситься снова в штыки,
 Но отдан приказ: не держаться,
 А ночью, тайком, отступить...

 Обменен, державой лабазной,
 На крепость турецкую Карс,
 Исчез он, как главная база,
 Со всех флотоводческих карт.

Холодный ноябрьский ветер
 Свинцом с Перекопа сечет.
 Последний патрон в пистолете,
 И пушку оставил расчет.

 Солдаты на сходнях толпятся,
 На Графской рыдает народ.
 Уходит к Босфору… сдаваться
 Антанте обещанный флот.

 Вновь бомбами город раскроен,
 Позиции не удержать.
 Но можно остаться героем
 И пятым в соборе лежать.

 Оставив свой пост без приказа,
 Он сядет один в самолет:
 Командовать лучше с Кавказа,
 А город Отчизна вернет.

 Защитники в битве полягут…
 Не смогут враги получить
 Ни в знак поражения – шпагу,
 Ни с просьбой пощады – ключи.

 Но, преданный трижды Россией,
 Прославивший имя свое,
 Наш город, как мужества символ,
 Останется частью ее!






Павел Любимов

Моему городу


Путь возвращенья непрост…
Но, верю, придет домой
России морской форпост
И город любимый мой!
Немало еще тревог
Будут сердца нам рвать,
Но с нами навеки - Бог,
И с нами Россия-мать.
Нам Правда - на всех одна!
Другой Правды просто нет -
Муть, поднятая со дна,
Солнца не скроет свет.
И, беды преодолев,
Сотрешь их как соль от брызг…
Не тратит вниманье лев
На жалкий шакалий визг…


Мой Севастополь...

Черноморский флот и Севастополь,
Друг без друга не дано им жить…
Взвился над кормою флаг, как сокол,
Чтоб от бед Россию заслонить.
Ушаков, Суворов, князь Потемкин,
Лазарев, Нахимов, Кузнецов…
Берегите Город их, потомки!
Дорожите Верою отцов.
Город, ставший символом отваги,
Город-крепость, и – мастеровой…
Черноморцы не спускали  флаги
Пред врагом и штормовой волной.
Ушаков, Суворов, князь Потемкин,
Лазарев, Нахимов, Кузнецов…
Берегите Город их, потомки!
Дорожите Верою отцов.
Так лети, как сокол, песня эта…
Флот и город - вместе навсегда,
Чтоб внезапно тишину  рассвета
Не взорвала черная беда.
Ушаков, Суворов, князь Потемкин,
Лазарев, Нахимов, Кузнецов…
Берегите Город их, потомки!
Дорожите Верою отцов.





Мы однажды вернемся домой


 Мы однажды вернемся домой…
 Мы надеялись, верили, ждали.
 Севастополь - ты город-герой,
 Чье достоинство не растоптали,
 Несмотря на политиков пир,
 Где измена - привычное блюдо,
 Был, есть, будет славянский мир,
 Богом данное русское чудо!
 Возрожденьем вскипает весна,
 И на гафелях - флаги России!
 Нам сегодня уже не до сна,
 Нам любовь умножает силы.
 Пусть немало еще передряг
 Предстоит нам на нашей дороге,
 В небо рвется Андреевский флаг,
 День победы уже на пороге.
 Мы однажды вернемся домой,
 Скинув с плеч ожидания годы…
 Севастополь - наш город-герой,
 Ставший знаменем русской свободы!


 Севастополь

 Севастополь ныне больше, чем просто Россия!
 Пусть я трижды неправ, только это в сиреневой мгле
 Так отчетливо видно… Что с того что, и я - не мессия,
 Только вера жива на поруганной этой земле.

 Пусть отчаянно воют ветра, как собаки,
 Проклиная и прошлое, и нынешний наш ералаш…
 Если драка то дай, Небо, силы мне в драке,
 Как Господь православный и единственный наш.

 Слижут волны стихи и тела, и - патроны…
 Чтоб потом проросли они горькой степною травой,
 И упали звездою, как сном, на погоны,
 Лучше - шепотом,что Севастополь – живой!..

 И пока будет жить этот город, Россия
 Не узнает злых бед, да и крах не грозит ей во тьме…
 В наших вере, любви и надежде есть та самая сила,
 Что однажды поможет моей Родине, значит, и – мне…
 Севастополь …
 11.12.10


 



 Владимир Скворцов

 Проснись, любимый Севастополь!
 Да ты ли это, город мой,
 В веках прославленный герой?
 Ты город-сказка, город-сад, ты город-труженик, моряк.
Но главное ты город-воин.
 И славы ты свой достоин.
 Защитник южных рубежей
 России, матушки своей.
 За всю историю свою
 Не раз бывал в лихом бою.
 Растоптан и унижен был,
 Но честь свою не уронил.
 Знавал победы, пораженья,
 Но вот такого униженья
 Представить ты не мог во век,
 Когда безумный человек
 Одним лишь росчерком пера
 Тебя, как будто безделушку,
 Как будто табаку понюшку,
 Вдруг подарил чужой стране.
 Да, был ли он в своем уме.
 И ты уже на Украине,
 Что стыдно даже и поныне
 Нам это время вспоминать.
 А где же ты Россия- мать?
 Забыла славное дитя?
 А совесть, совесть где твоя?
 Всегда тебя он защищал,
 И вот теперь не нужен стал!
 И ты уже не город – «місто»!
 На чуждом нам всем языке
 И больно городу вдвойне.
 Ведь ты же не поселок дачный,
 Что бы какой- то Сагайдачный
 Грозил с небес нам булавой,
 Не знаем мы, кто он такой.
 Толь гетман Запорожской Сечи…
 Иных уж нет, а те далече…
 Причем тут Сечь? О чем же речь?
 Историю ведь не воротишь вспять
 И это надо понимать!
 Екатериной создан ты!
 Великие твои сыны
 В твоей земле погребены
 Корнилов, Лазарев, Нахимов …
 Да разве всех их перечесть?
 То наша совесть наша честь!
 Пример потомкам на века.
 И не склонится никогда
 Перед врагом твоя глава.
 И пусть чужая булава
 Весит пока над всеми нами
 Но день уж тот не за горами,
 Когда Россия-мать поймет,
 Что мы её от плоти плоть
 И всех к себе нас призовет.
Ведь мы все братья, кровь одна
 И Русь великая страна,
 Не может быть разобщена.
 Нас всех Владимир князь крестил
 И может, кто -то позабыл,
 О том, что Киевская Русь,
 Московия и Беларусь,
 Все это есть – Святая Русь!

 Ведь русич – это значит воин,
 Рука, секущая врага,
 И помнить надо нам всегда,
 Что мы – единая страна!
 И наша русская душа
 Для всех распахнута всегда!
 И всем мы в гости приглашаем,
 За хлебосольный стол сажаем.
 Со всеми в мире жить хотим,
 Но своего не отдадим,
 Да и чужого нам не надо.
 Россия – гордая страна!
 За это выпьем мы до дна!
 За дружбу и за Севастополь,
 И за двуглавого орла.
 От бед прикроет он крылом
 Весь город наш и каждый дом.
 И кто живет не важно в нем.
 Быть может, русский, белоросс,
 Иль украинец-малоросс,
 Грек Балаклавский, караим,
 Азербайджанец, Армянин,
 Татарин крымский - хан Гирей,
 Грузин, чеченец иль еврей…
 Какая разница, кто чей
 Мы Севастопольцы, соседи,
 Родные, близкие, друзья –
 Большая, дружная семья.
 Мы все живем здесь бок о бок,
 Сплотить нас может только Бог!
 И город спящий пробудить,
 Ну, сколько можно нам так жить?
 Во сне духовном пребывать
 И веру предков забывать.
 Проснемся, и никто не сможет
 Нас, гордых русичей, сломать.
 И будем мы в России жить,
 Коль будем в храмы мы ходить,
 Коль будем Господа любить,
 Ему молиться будем все,
 То Он, конечно не оставит
 Любимый город наш в беде.

 Проснись, любимый Севастополь!
 Молись, великий город мой,
 В Веках прославленный герой!
Господь услышит и тогда,
 Орел двуглавый навсегда
 Раскинет над тобой крыла.
 И флаг российский, наш родной,
 Вновь будет реять над тобой.
 Во славу русского оружья,
 Во славу города-героя,
 Во славу всей Руси Святой!

 Константин Фролов.

 Над бастионом реет наше знамя.
 Опять в набат звонят колокола.
 Орел двуглавый воспарил над нами,
 Расправив благородные крыла.

 Клинком английским и штыком французским
 Наш дух не одолеешь никогда!
 Покуда Севастополь будет русским –
 Россия не изведает стыда!

 Чиновники, щадящие мундиры,
 Нам шлют указы из дворцов своих.
 Но наши боевые командиры
 Умрут за нас, а мы умрем за них!

 На площадях и в переулках узких
 Мы стерпим боль, жару и холода!
 Покуда Севастополь будет русским –
 Россия не изведает стыда!

 Славяне, нам чужой не надо славы!
 Мы выстоим у крепостных ворот!
 Нам не страшны ни турки, ни зуавы,
 Ни пресловутый Королевский флот!

 Пусть кони задыхаются в галопе,
 Пусть рвется в бой несметная орда!
 Покуда будет русским Севастополь –
 Россия не изведает стыда!

 На бастионах с нами все святые!
 Им ведомо, что ныне на весах:
 Честь православной матушки России
 Полощется на белых парусах!

 И нам не нужно западных утопий!
 Пусть знает враг, нагрянувший сюда:
 Покуда будет русским Севастополь –
 Россия не изведает стыда!





Мы однажды вернёмся, Россия!


 Мы однажды вернёмся, Россия,
 Под твои вековые крыла,
 От свободы своей обессилев,
 Что обчистила нас догола.
 
 От бредовых своих вожделений,
 Под кликушеский западный вой
 Мы придём и уткнёмся в колени
 Непокрытой своей головой.

 Побеждая в боях эпохальных,
 Об униженных братьях скорбя,
 Ты жалела и ближних, и дальних,
 Никогда не жалея себя.

 Ты несла это бремя отроду,
 Как венец из терновых ветвей,
 Положив за чужую свободу
 Миллионы своих сыновей.

 Сколько стоили эти победы
 Крови, пота, отваги, труда,
 Если с запада – немцы да шведы,
 Золотая – с востока – Орда!

 Быть бы нам бессловесной прислугой,
 С очерствелою коркой в горсти,
 Если б ты не надела кольчугу
 И не встала у них на пути.

Натерпевшись от «жизни красивой»
 По наивной своей простоте,
 Мы однажды вернёмся, Россия.
 Так бывает у взрослых детей.

 В знак раскаянья и очищенья,
 Признавая порочность и блуд,
 Мы открыто попросим прощенья
 За своих бесноватых иуд.

 Заигрались народные слуги,
 В-одиночку деля пироги!
 Сколько лет наши дети и внуки
 Раздавать будут наши долги!

 Мы укажем своим демократам
 Дальний путь в долговую тюрьму.
 Лучше быть на Руси «младшим братом»,
 Чем холопом в чужом терему.

 Мы столы вкусной снедью накроем,
 В кубки вина златые нальём,
 По былому поминки устроим,
Наши лучшие песни споём.

 Нас отрезали и не спросили,
 Нужно ль нас от тебя защищать…
 И когда мы вернёмся, Россия,
 Ты простишь. Ты умеешь прощать.



Людмила Подосинникова


Остров русского духа

Севастополь,
Ты остров русского духа,
Давят тебя -
ты противишься глухо
И сохраняешь  язык свой и душу,
Гордость твою не убить
нуворишам.
Всех  удивляет твой стоицизм:
Откуда у юных патриотизм?
Ныне другие живут идеалы,
Тут же - как будто
Другие  каналы.
Едут к тебе, чтоб тобой
надышаться,
Русского духа в Россию
набраться.
Милые люди, держаться нам надо,
Видите, как к нам прикованы
взгляды?
Вспомните: деды здесь
тоже  стояли,
Наши отцы город наш
защищали.
Вот что питает теперь молодых,
Значит, равняйтесь сегодня
на  них.
Родина! Город наш, нас -
не предай!
Русскому духу
погаснуть не дай!

  Игорь Неверов.

Свет маяков его горит давно.
Зовет за боны синяя дорога…
У книг про Севастополь не должно
И просто быть не может эпилога.
Его морской необоримый дух
Крутые лихолетья не сломали.
Над синевой неповторимых бухт
Поднялся он из пепла и развалин.
Заботою сынов и дочерей
и всей страны заботой материнской
он стал ещё прекрасней и светлей,
бессмертный город силы исполинской.
Две звонких Славы, словно два крыла,
подняли город над простой судьбою...
За старым равелином даль светла.
Над улицами небо голубое.
Для всех-от ветерана до юнца-
волнующи названья улиц новых:
"Горпищенко"..."Ивана Голубца"...
"Ревякина"..."Петрова"..."Острякова"...
Но никаких не хватит площадей,
чтоб просто перечислить, поимённо,
стоявших насмерть здесь богатырей
на рубежах железной обороны.
Но всем, и не попавшим в Пантеон,
И, возведённым, на гранитный цоколь,
на все столетья памятником он -
Непобедимый город Севастополь!

 Андрей Семин

Мой Севастополь.

            Адмиралу И. Касатонову –
            патриоту и Гражданину

 Есть город на Земле, достойный поклоненья,
 Над синью бухт как парусник плывет,
 Здесь русской веры корень и рожденье,
 Морская крепость и Империи оплот.

Мы помним славный век Екатерины,
 Рассвет и мощь  блистательных побед,
 Рождает память прошлого картины,
 В нас укрепляя верности обет.

Не раз курган Малахов кровью был пропитан,
 Здесь не одна прошла огнем война,
 Потемкин, Ушаков, Суворов и Нахимов,
 Навечно в памяти героев имена.

Как часовой,  присяге верный,
 Наркома Кузнецова выполнив приказ,
 Флот отразил врага в июне первым,
 У стен  остановив его в который раз.

Не тленна память и не рвалась связь времен,
 Она в делах и именах других, на вахту вставших.
 Рос город, возрождался флот:
 Басистый и  Горшков, Чурсин  и Касатонов-старший.

Отсюда, Родины надежный щит и меч,
 Красавцы корабли на боевую службу уходили,
 На румбах Средиземного покой и мир беречь,
 И честь страны они не уронили.

Изломом для твоей судьбы грядущей
 Едва ХХ век не стал,
 Ты был по пьянке предан в Беловежской Пуще,
 Но Касатонов-младший флот не сдал.

Пока еще царят безвременье и смута,
 Но у  истории нелепость коротка,
 В Кремле восторжествует государственности мудрость,
 И станет Севастополь русским на века.

Я знаю, Севастополь, день придет,
 Не сможешь долго ты терпеть судьбу такую,
 Временщики падут и гордый твой народ
 Отвергнет тряпку желто-голубую.

С тобою Родина, ты только позови,
 И затрепещут русские знамена в небе синем,
 Мой Севастополь – территория любви,
 Святой любви и к флоту и к России!

 Татьяна Халаева.

Тебя, Российский Триколор,
Вдали от Родины я славлю
Тебя, судьбе неперекор
Превыше всяких флагов ставлю.

И как одна из дочерей
Об этом заявляю гордо:
Частичка Родины моей,
Она со мной, я знаю  твёрдо!


 Григорий Поженян


Когда война приходит в города,
они темней становятся и тише.
А он казался мне светлей и выше,
значительней и строже, чем всегда.
Он был почти что рядом,
где-то тут,
за сопкой, за спиною, за плечами.
Бомбят его, и мы не спим ночами,
так боя ждём,
как только боя ждут.
Шёл сотый день,
сто первый,
сто второй.
Над нами с рёвом оседали горы,
но только почта покидала город,
и только мёртвый мог покинуть строй.
А он горел, и с четырёх сторон
от бухты к бухте подползало пламя.
А нам казалось – это было с нами,
как будто мы горели, а не он.
А он горел. И отступала мгла
от Херсонеса и до равелина.
И тень его пожаров над Берлином
уже тогда пророчеством легла.




 Александр Городницкий

Севастополь останется русским!

Пахнет дымом от павших знамен,
Мало проку от битвы жестокой.
Сдан последний вчера бастион,
И вступают враги в Севастополь.
И израненный молвит солдат,
Спотыкаясь на каменном спуске:
- Этот город вернется назад -
Севастополь останется русским!
Над кормою приспущенный флаг,
В небе мессеров хищные стаи.
Вдаль уходит последний моряк,
Корабельную бухту оставив,
И твердит он, смотря на закат,
И на берег покинутый, узкий:
- Этот город вернется назад -
Севастополь останется русским!
Что сулит наступающий год?
Снова небо туманное мглисто.
Я ступаю в последний вельбот,
Покидающий Графскую пристань,
И шепчу я, прищурив глаза,
Не скрывая непрошеной грусти:
- Этот город вернется назад -
Севастополь останется русским!



 Мария Петровых.

Бело-синий город Севастополь,
Белокрылый город в синеве...
Моря ослепительная опыль
В скверах оседала на траве.

Город с морем сомкнуты в содружье,
Синей соли съедены пуды.
Дымной славой русского оружья,
Пушечным дымком несло с воды.

Белый камень в голубой оправе,
Ты у недруга в кольце тугом.
Город русской доблести, ты вправе
Горевать о времени другом.

Шрам широкий над крутою бровью
Ты через столетие пронес,
А теперь лежишь, залитый кровью,
И морских не осушаешь слез.

Слезы эти - зарева кровавей -
Отольются гибелью врагу...
Белый пепел в голубой оправе
На осиротевшем берегу!

Тяжко, Севастополь, о как тяжко!
Где ж прославленная на века
белая матросская рубашка,
Праздничная синь воротника!

Плачь о тех, кто смертной мглой объяты,
Чьи могилы волнами кругом...
Ты еще начнешься, но себя ты
Не узнаешь в облике другом.
                   1942, Севастополь


 

Ирина Батраченко (Хабаровск)


Севастополь

В небе — принт облаков и окон;
спят деревьев остывшие кроны.
В Севастополь, как мы, влюбленный,
Бог глядит на нас синим оком.
Мы по набережным — Он с нами:
слушать скрипку, болтать, пить мохито,
танцевать, целоваться открыто...
Волны - в грудь, Херсонес - под волнами...
Воздух пахнет арбузом, пылью;
море — в белой рубашке тумана.
От Мангупа и до Инкермана
бродит сказка, сплетаясь с былью.
...И в Михайловском бастионе -
защищавшей страну батарее -
мы как будто озябли и греем
у «голландок» свои ладони;
мы как будто снаряды таскаем,
фитили в ведрах каменных тушим;
будто мы расчехляем души
над святым оборонным краем...
Бог, гляди на нас синим оком
и не бойся: не будут забыты
ни великие русские битвы,
ни большая любовь — нет им срока.

 Ольга Тишина

Город, любимый всеми богами.

Я возвращаюсь в детство, я знаю точный адрес:
Видишь на карте место («мiсто», подскажет атлас…)
Через край, где нелепо проведены границы,
Мне не мешает это летом к тебе стремиться.

Город, открытый балконами небу,
Бухтами – морю, лицом белым – свету.
Город, любимый всеми Богами,
Небо над морем, земля под ногами.

Город, рожденный держать оборону.
Как можно резать границами волны?!
Как поделить твое море и чаек,
Радости, праздники, боли, печали -

Это не высказать никакой песней.
Как поделить кровь, пролитую вместе?!
Как можно резать границами души
Тех, кто живет здесь, кто Городу служит…

И мне наплевать, каких флагов здесь больше –
Я бы хотела остаться подольше,
Чтоб перед душной Москвой
Надышаться Тобой…

 Евгения Гущина

Севастополь, я горжусь тобой!

Севастополь - город мой родной,
Город моря, кораблей, военной славы.
Ты стоял на рубежах державы,
А теперь и я расту с тобой.

Мы узнали: сколько было боли,
В бухтах, на курганах, под землей.
Не такой себе желали доли
Дети босоногой мостовой.

Поседевший город будет помнить
Тех, кого давно уж нет в живых.
В белом камне выложенный подвиг,
В черном - вымощен могил гранит.

Севастополь - город мой у моря,
Город с непокрытой головой.
Знал и радость ты, и много горя.
Севастополь, я горжусь тобой!
15 января 2014.


   Павел Тот

Прекрасный город возле моря –
 Тебя взродили словом: «Быть!»
 Императрица: «Град - достоин!»
 И мне тебя ли не любить!
 Мой Севастополь - город славы,
 Столица бухт и кораблей,
 Тебя в веках предвосхищали
 Страницы юности твоей…
 Ты был рождён желаньем воли,
 Свободным быть и в вечность плыть,
 И в продолженье этой доли,
 Ты смог свободу защитить…
 Твои холмы, политы кровью,
 А в штольнях взорванных высот
 Всё бродит память с вечной болью…
 О бухтах, где затоплен флот…
 Твой дух – с развалин Херсонеса,
 И в белых парусах – душа,
 Ты нежен строчкой поэтессы,
 Наивен, как эскиз юнца.
 Ты – песней в возрождённых храмах,
 Поднятый трижды из руин,
 Стремителен, во птичьих взмахах,
 В приливах волн – неутомим.
 Тебя, мой город, понимаю,
 Тобой брожу, тобой живу…
 В гранит твой – сердце я вживляю,
 Средь бухт и улиц растворяюсь…
 Где был, где есть, куда уйду…



 
БЛОКПОСТ СЕВАСТОПОЛЬ

 Последний редут – он закатом весь алый,
 Над ним реет стяг – весь от боли кровавый!
 Любимый мой город ты снова восстал
 К России, как к Матушке, гласом воззвал!
 Здесь каждый ребёнок и каждый старик,
 Девчонка и мать – слились в песенный крик,
 Волною прибрежной в шершавый гранит,
 Наш зов над простором к высотам летит:
 Вставай Севастополь! Вставай город славы!
 На нас надвигаются снова вандалы!
 Поднялся на западе вновь сатана
 Под злою пятой наш народ и страна!
 А в храмах – набат, а по улицам – ветер
 Чиновников лица, как траурный пепел:
 Готовы предать и сбежать, как обычно –
 У них только бизнес, их маски двуличны…
 Но люди готовы держать оборону,
 Над нами слезой кровоточит икона
 И вновь, как столетья и годы назад
 Херсонеса сыны бастионом стоят!
 Вставай, Севастополь! Вставай город верных!
 Ты вновь для Руси стал, как образ примерный!
 Ты вновь маяком тьму сердец очищаешь
 И мир от фашизма с нацизмом спасаешь!
 Вставай, Севастополь! Вставай же, Любимый!
 В истории подвиг твой – неповторимый!
 И вновь заставляешь ты биться сердца:
 Во славу Отчизны, во славу Христа!



 Ольга Старушко

Металл в голосе

 1
 В этом городе каждый патрон
 На особом счету. Если найден.
 Здесь смертельный посев схоронен
 В мелком крошеве рухнувших зданий.
 Голубками листочков тетрадь
 Взрыв размечет: срок жатвы недолог.
 На кого матерям уповать?
 Рентгенолог. Хирург. Офтальмолог.
 Завтра кто-то из сорвиголов
 Вновь зацепит проржавленный капсюль.
 Сколько свежих могил пацанов
 Между давних могил, ветеранских…
 Степь бугристую маки зальют
 Бурой жижей к девятому мая.
 И мальчишки ликуют: «Салют!»
 А родные услышат: «Стреляют…»

 2
 В этом городе каждый снаряд
 Пропахал борозду по живому.
 На осколках взойдет виноград.
 Сок впитает состав известковый,
 Привкус проволоки меж камней,
 Окончательность доски дубовой.
 Здесь по праздникам пьют каберне –
 Вина цвета запекшейся крови.
 Что ни балка – блиндаж или дзот.
 Что ни улица – память о павших.
 Что ни век, то затопленный флот.
 Что ни день, то отдача вчерашним.
 Есть и в памяти шрамы от ран.
 И под музыку ближнего боя
 Страшно скалясь, глядит Инкерман
 На Резервное и Тыловое.

 3
 В этом городе даже ядро
 Прорастает сквозь скудные грядки.
 Вот отец накопает ведро
 Корнеплодов, и шарит с оглядкой
 Не руками, лопатой: а вдруг?..
 Крупный шарик картечины целой
 Звяк о камень… Не память, но звук.
 Здесь когда-то кого-то задело.
 Ковылями намылен Сапун.
 …Просвистело. Шарахнуло. Кони
 то ли ржали на полном скаку,
 то ли грянули оземь в агонии…
 В равелинах закатный огонь:
 То не сполохи, то отголоски.
 Мне, скрещенные, режут ладонь
 Пушки – бляха от упряжи конской.

 4
 Здесь изъедено ржавчиной всё:
 Влажный воздух наждачен и подл.
 Охра с йодом, протухший рассол.
 Образ жизни объявлен осёдлым.
 При осаде на всех рубежах
 Здесь ломается сталь, а не гнется.
 Адмиралы в соборе лежат.
 Нет потребности в авианосцах
 И в изъятых со дна якорях,
 И в раззявленных пушечных жерлах…
 Но полощет Андреевский стяг
 Голубое на кительно-белом.
 Здесь теперь всё не так и не то…
 Словно снова в полон. И, как прежде,
 Здесь колонны германских авто,
 Оккупировавших побережье.

 5
 В этом голосе слышен металл,
 Даже если устал до предела.
 Так диктует двенадцатый балл:
 Отпустить? Ишь чего захотела…
 Так стальной напрягается трос,
 Что похлеще иной пуповины.
 Так приставленный к горлу вопрос
 Заставляет явиться с повинной.
 Равнодушный к заезжим шелкам,
 Этот вихрь, сметая забвенье,
 Бьет наотмашь меня по щекам
 За лирические отступленья.


 Анна Яковлева.

Кровавые закаты и рассветы -
Так в сорок первом начиналось лето,
Так в сорок пятом плакали герои,
Весь Севастополь выстроен из боли.
Здесь чтут историю свою и помнят предков,
Здесь нет песчинки без кровавой метки,
Здесь дух патриотизма , не измены,
Не просто нас поставить на колени!
Мы под чужими флагами вставая,
Чужою "мовою" давяся и глотая,
За двадцать лет без родины и права
Не предали своей земли ни грамма!
Вам не понять, нацисты, олигархи,
Что люди здесь живут особой марки.
Не продадут, не предадут, не сгинут,
А кто с мечом - те от меча погибнут!
Здесь встанут все - от мала до велика,
Здесь нет еврея, русского, таджика -
Есть СЕВАСТОПОЛЕЦ, а это много значит!
Нам честь и совесть не велит иначе!
У Севастополя внутри особый стержень,
Кто приходил с войной - давно повержен,
Пробил наш час, вперед, расправим спину!
Мы севастопольцы идем домой! В РОССИЮ!
2014

Вязникова Ирина Анатольевна. 

Гимн Севастополю.

Здравствуй, город моей мечты!
Я тебя в своём сердце ношу.
У тебя свобода в крови!
Процветай же и дальше – прошу.
Избегай впредь любой черноты,
Стороной пусть обходит беда…
Город белый моей мечты,
Я к тебе возвращаюсь всегда!
Место прочных русских основ,
Возрождался из пепла не раз.
Город-Феникс из лучших снов,
Ты прекрасен и без прикрас!
Как бульвары твои чисты,
И каштаны стоят стеной.
Солнцем сбрызнутый, светел ты
И обласкан морской волной.
Пусть не будет больше врагов
И царят в тебе мир да любовь.
Самый стойкий из всех городов,
Славен будь и чарующе нов!

20.04.2014        



© 2009. Все права защищены.

299001, г.Севастополь,
проспект Нахимова 7

8 (8692) 54-33-15
8 (8692) 54-37-58

О библиотекеОтделыРесурсыУслугиДрузьяПартнерыКонтакты