Календарь знаменательных дат

Морская библиотека
им. адмирала М. П. Лазарева

Одна из старейших библиотек России.
Основана в 1822 году.

Главная | Рекомендуем почитать | Календарь знаменательных дат
Анонс

Морская библиотека им. М.П. Лазарева

Уникальная подборка изданий из коллекционного фонда Морской библиотеки имени адмирала М.П.Лазарева.

04.03.2018г. -
Нестор Алоизиевич Буйницкий.
Нестор Алоизиевич Буйницкий.



1863-1914

   4 февраля 2018 года исполнилось  155  лет (1863) со дня рождения Нестора Алоизиевича Буйницкого: военного инженера, выдающегося специалиста в области фортификации, внесшего значительный вклад в развитие военно-инженерного дела в России. Он выработал рекомендации по определению сил гарнизонов крепостей, их артиллерийского вооружения и др. Его идеи группового расположения фортов с применением в них башенных установок и броневых закрытий были реализованы при строительстве крепостей; сторонник развитой инженерной обороны приграничных районов государства, но он не исключал необходимости активных наступательных действий армии.
   Нестор Буйницкий родился в Санкт-Петербурге, окончил инженерное училище (1884), Николаевскую инженерную академию (1889), где преподавал с 1893, профессор (1910). С 1909 постоянный член Инженерного комитета Главного инженерного управления. Перед Первой мировой войной служил в Крепостном управлении Генштаба. Участвовал в строительстве и реконструкции крепостей  Брест-Литовска, Осовца, Ивангорода, Кронштадта и Севастополя. Награжден орденами Св. Станислава 1, 2 и 3 степени, Св. Владимира 3 и 4 степени, Св. Анны 2, 3 и 4 степени.
   Обладая определенным писательским талантом, Буйницкий много публиковался в «Инженерном журнале», «Военном сборнике», «Артиллерийском журнале», писал статьи для «Энциклопедического словаря» Брокгауза и Ефрона, «Энциклопедии военных и морских наук», и «Военной энциклопедии».
   В 1883–1897 годах в 8 томах под редакцией профессора кафедры военной стратегии и истории Николаевской академии Генерального штаба генерала от инфантерии Генриха Антоновича Леера вышла «Энциклопедия военных и морских наук». За основу был взят лексикон Зедделера, но убраны все устаревшие понятия и термины. Несмотря на то что новая энциклопедия по количеству статей почти в два раза превосходила предыдущую и содержала 12.458 статей, она отличалась лаконичностью, что соответствовало идее Леера «дать каждому военному, по возможности сокращённо, в форме лексической, справочной все сведения, которые могут потребоваться от него как служебной деятельностью, так и трудами на военно-научном поприще, в виде общих сведений и указаний для дальнейшей самостоятельной разработки того или другого вопроса».
   В начале XX века в свет вышла Военная энциклопедия книгоиздателя Ивана Дмитриевича Сытина. В работе по подготовке томов энциклопедии приняло участие большое число сотрудников. В состав редакции вошло много способных офицеров, в том числе из Генерального штаба. Их количество составляло приблизительно 30 человек из 100 сотрудников, принимавших участие в работе. Некоторые из них стали впоследствии известными военачальниками и военными учёными: А.А. Балтийский, Е.А. Беренс, Н.А. Буйницкий, и другие. С начала издания "Военной Энциклопедии" генерал Буйницкий Н.А. состоял одним из деятельнейших ее сотрудников. Редакция «Военной энциклопедии» сумела за пять лет выпустить в свет 18 томов, подготовить к изданию 19-й том.
   Деятельность офицеров Генерального штаба по созданию военно-энциклопедических трудов сыграла значительную роль в развитии отечественной военной мысли.
   В статье из «Энциклопедического словаря» Брокгауза и Эфрона сказано: «Главнейшими литературными работами его были, кроме ряда статей в "Инженерном Журнале", в настоящем "Энциклопедическом Словаре" и в "Энциклопедии военных и морских наук" следующие сочинения, изданные отдельно: "Заблаговременное усиление стратегических пунктов" (СПб., 1893; перев. на нем язык и напеч. в журн. "Mittheilungen uber Gegenstande des Artillerie und Genie-Wesens"); "Влияние последних нововведений в области оружия на полевую фортификацию" (ib., 1894); "Об устройстве приморских крепостей" (ib., 1899); "Краткий курс теоретической полевой фортификации" (1-е изд., ib., 1897 г., 4-е изд., ib., 1904); "Современное состояние долговременной и временной фортификации" (ib., 1903; перев. на нем. яз. и напеч. в журн. "Mittheilungen uber Gegenstande des Artillerie und Genie-Wesens")».
   После Николаевской инженерной академии, которую окончил в 1889 г., Нестор Алоизиевич находился до 1893 г. на работах по сооружению Осовецкой крепости,  где под руководством инженер - генерала Крассовского в течение 4 лет участвовал в постройке оборонительных сооружений крепости.



   В 1893 году Буйницкий был назначен репетитором по фортификации в родном вузе и через два года, пройдя последовательно через звания репетитора, преподавателя, экстраординарного и ординарного преподавателя, блестяще защитил диссертацию. В диссертации «Влияние последних нововведений в области оружия на полевую фортификацию» он уделил внимание многим спорным фортификационным вопросам.
   Накануне  Русско-японской войны 1904-1905 гг., назрела необходимость в перестройке и усилении русских крепостей не только на Дальнем Востоке, но и на западных границах империи. После назначения в 1898 году военным министром генерала Куропаткина был принят план мероприятий на ближайшее пятилетие  1899 – 1903 годов. В этот план помимо постройки новой крепости в Порт-Артуре, усиления крепостей Владивосток и Николаевск-на-Амуре входило, по мысли самого Куропаткина, на  бывшем передовом театре создать огромный, недоступный  вторжению немцев укрепленный район. Западный фронт должны были образовать крепости: Новогеоргиевск, Варшава и Ивангород по реке Висла, южный фронт по реке Нарев – Новогеоргиевск, Зегрж,Рожаны, Остроленка, Ломжа, Брест-Литовск. Этот грандиозный проект не был осуществлен вследствие значительных урезок кредитов. В 1899 году лишь были составлены проекты фортов полудолговременного характера для Рожан, Топильца,  Желтки,  Пулутска,  Остроленок и Ковеля.
   Для всех этих пунктов в Инженерном управлении Главного инженерного управления в 1898 – 1899 годах были составлены проекты, в которых принимал участие профессор  Нестор Алоизиевич  Буйницкий. Он составил типовой чертеж форта. Это были так называемые «полудолговременные укрепления, позволявшие при относительно небольшой себестоимости (100 000 руб.), возведение в короткий срок – примерно 2,5 месяца.  Сооружение было бетонным и имело ромбовидную форму .
   В 1901 году профессор Буйницкий переработал детали типового форта и представил его на конкурс Главного инженерного управления. Его оригинальной особенностью, за которую он получил первую премию, была идея, что при возведении форта, при  необходимости, можно было прервать работы, но форт не представлял бы груды материала, а обладал известной обороноспособностью.  Этот способ затем успешно использовался в ходе Первой мировой войны.



   В 1904 г. Буйницкий был назначен членом непременного присутствия Главного крепостного комитета с оставлением в должности ординарного профессора.

   ГЛАВНЫЙ КРѢПОСТНОЙ КОМИТЕТЪ. совѣщат. органъ воен. мин-ства, учрежденный въ 1904 г. на основаніяхъ, общихъ съ глав. упр-ніями, вмѣсто существовавшей до того (съ 1892 г.) к-сіи по вооруженію крѣпостей. Назначеніемъ его было всестороннее обсужденіе всѣхъ вопросовъ, касающихся устройства кр-стей, ихъ вооруженія и снабженія г-зонами и всѣми средствами обороны, по потребностямъ мирн. и воен. времени, а также надлежащее согласованіе относящихся къ кр-стямъ проектовъ и соображеній отдѣл. упр-ній воен. мин-ства; равнымъ образомъ на обяз-сти ком-та лежало разсмотрѣніе всѣхъ вопросовъ по вооруженію и снабженію осадной артиллеріи. Г. крѣп. ком-тъ состоялъ изъ предсѣд-ля и пост. членовъ, назначавшихся изъ представителей: по глав. штабу 3, по канц-ріи воен.мин-ства 1, по гл. арт. упр-нію 4 и по гл. инж. упр-нію 4. Для предварит. разработки всѣхъ вопросовъ, изъ состава ком-та б. выдѣлено "непремѣнное присутствіе" его, въ составѣ по 1 члену отъ кажд. вѣд-ва и дѣлопроизводителя, подъ предсѣд-вомъ старшаго изъ членовъ. Затѣмъ вопросы поступали въ общее собраніе комитета. Предсѣд. ком-та имѣлъ особый докладъ у воен. мин-ра и былъ членомъ совѣта госуд. обороны. При обсужденіи спец. вопросовъ по продовольств. и лечебнымъ частямъ приглашались, кромѣ того, по два представ-ля отъ гл. упр-ній интендантскаго и в.-медицинскаго. Въ необходимыхъ случаяхъ вызывались въ засѣданія ком-та также к-данты крѣпостей. При обсужденіи же вопросовъ, касавшихся примор. кр-стей, привлекались и чины мор. вѣдомства. Благодаря такому участію представителей заинтересованныхъ вѣд-въ, проекты нов. кр-стей, равно какъ переустройства существующихъ, выходили изъ ком-та всесторонне освѣщенными и генер. планы ихъ законченными, съ полнымъ опредѣленіемъ стоимости ихъ устройства, вооруженія, снабженія и содержанія. Журналы ком-та утверждались воен. мин-ромъ и приводились въ исполненіе по вѣдомствамъ. Приказомъ по воен. вѣд-ву 22 дкб. 1909 г. Г. крѣп. ком-тъ упраздненъ; его обяз-сти временно б. возложены на ком-тъ ген. штаба, учрежденный тѣмъ же приказомъ, а затѣмъ перешли къ крѣп. части при гл. упр-ніи ген. шт., учрежденной 15 дкб. 1910 г. на основаніяхъ, тождественныхъ съ таковыми для непремѣнныхъ присутствій Г. крѣп. комитета. За 51/2 лѣтъ существованія ком-та его предсѣд-лями были генералы Я. А. Гребенщиковъ и А. П. Протопоповъ, а управляющими дѣлами — генералы Поливановъ, Целебровскій и Марковъ. (Положеніе о Г. крѣп. ком-тѣ и штатъ канц-ріи его въ пр. по в. в. отъ 26 іюля 1904 г. за № 446).
Военная энциклопедия. — СПб.: Т-во И.Д. Сытина. Под ред. В.Ф. Новицкого и др.. 1911—1915.
 

   После поражения России в русско-японской войне  в различных комиссиях  усиленно обсуждался вопрос реорганизации всех крепостей  вообще и о проектировке новых. Так как Порт-Артур был крепостью приморской, то первое внимание правительства привлекли именно приморские крепости. Россия потеряла значительную часть своего флота, встал вопрос не только о его восстановлении, но и о возведении для него надежных баз. Все существовавшие до русско-японской войны крепости обладали значительными недостатками, главным из которых была разношерстность и устарелость артиллерийского вооружения, да и сами крепости находились в ведении сухопутного министерства, морское же имело к ним лишь косвенное отношение.  Морское ведомство настаивало на передаче ведения приморскими крепостями в его руки, но военное министерство цепко держалось за эти крепости. Вопрос об управлении приморскими крепостями не мог сдвинуться с мертвой точки до Первой мировой  войны.
   Поражение российского флота при Порт-Артуре показало, что по недостатку средств на фронтовом поясе не оказалось некоторых предусмотренных проектом укреплений. Поэтому в русской литературе усиленно стала проповедоваться идея постройки крепостей сразу по всему обводу фронтового пояса, придавая главным его опорным пунктам сначала хотя бы силу временных полевых укреплений изатем постепенно доводя их до долговременных. В этом мы видим аналогию с проектом форта профессора Буйницкого  1901 года. Эту идею он пропагандировал в своих статьях и с кафедры академии.
   Еще в 1899 году им в «Иженерном журнале» им была опубликована статья «Об устройстве приморских крепостей», ее полностью можно на сайте  РГБ им. В.И Ленина в электронной библиотеке по ссылке https://dlib.rsl.ru/viewer/01003644712#?page=1. Её по праву можно назвать книгой, значение которой трудно переоценить: для всех интересующихся историей отечественной фортификации и береговой артиллерии на рубеже XIX и XX веков. Из разных источников мы знаем технические характеристики кораблей различных флотов и береговых орудий того периода, но по одним характеристикам невозможно понять, как именно должна была работать система береговой обороны в целом, как предполагалось применять артсистемы различных типов. И современники, и те, кто обращался позже к истории отечественной фортификации, неизменно отмечали, что работы Нестора Алоизиевича Буйницкого выполнялись с большой тщательностью и носили именно практический характер. Не стала исключением и данная работа, в которой рассмотрены вопросы организации обороны берегов в соответствии с принятыми на тот момент взглядами. Некоторые не разделяли его взглядов, называя их метаморфозным зодчеством (Тимченко-Рубан), относя идею к разряду ересей в крепостном деле. Тем не менее, она нашла отклик в Инженерном комитете Главного инженерного управления, ее провел в своем новом проекте профессор Величко, выдающийся фортификатор и наставник Буйницкого. Почти вслед за этим проектом профессор Буйницкий представил на обсуждение Инженерного комитета проект долговременного форта. Он предложил начертание форта в виде растянутого по фронту треугольника, которое помимо экономических выгод предоставляло и другие удобства. После Порт-Артура, когда минные атаки осуществлялись не только на кофры, но и на вал крепости, что приводило к быстрому поражению, возникла необходимость эффективно препятствовать атакующему. Предложенный Буйницким треугольный форт позволял противопоставить минеру после захвата кофра линию, обороняющийся мог продолжать фланкировать рвы, располагая окопы в их устьях. Для укрытия стрелков на линии огня предусматривались металлические щиты.



   Кроме проекта Буйницкого было предложено еще два: проект долговременного форта тупоугольного очертания инженера Малкова-Панина  и профессора Величко.



 Все три типа фортов были разосланы Главным инженерным управлением по крепостям для руководства при составлении на местах новых проектов. Секретный характер этих образцов не позволял выступать с их критикой в печати, однако в тогдашнем Генеральном штабе нашлись те, кто в отдельных трудах и газетных статьях затронул некоторые инженерные идеи. Это до такой степени всполошило инженерное начальство, что оно дало директиву открыть в инженерной академии прения. Прения начались  с доклада Н. А. Буйницкого «Постепенное развитие крепостного форта». Профессор представил картину постепенного устройства долговременного  форта в России и у ее ближайших соседей за последние 40 лет, закончив его разбором последнего проекта (1909 г.). Доклад вызвал оживленный, острый  обмен мнениями представителей всех родов войск, растянувшийся на целых 7 заседаний (с 23 января по 23 марта 1910 года).
   Не будем вдаваться в подробности этих прений, лишь отметим, что в соответствии с требованиями 1910 года, была создана особая комиссия, в состав которой вошли представители различных ведомств наиболее компетентные в вопросах применения бронебашен. Эта комиссия посетила некоторые заводы, полигоны и крепости во Франции, Бельгии и Англии. Были приобретены  три образца броневых башен: 1) скрывающаяся броневая башня для двух 75-мм скорострельных пушек  завода Сен-Шамон во Франции; 2) вращающаяся, но не скрывающаяся башня на две 155-мм пушки бельгийского завода Кокерриля; 3) вращающаяся башня на оду 155-мм пушку французского завода Шнейдера. Две первых были подвергнуты испытанию на о. Березань в 1912 году, а третья была доставлена перед самой войной. Установлена бронебашня на Скобелевской горе в крепости Осовец и с честью выдержала испытания Первой мировой.



   В 1912 году наряду с фортами в качестве опорных точек главной крепости стали применятся фортовые группы. Первый образец был предложен профессором  Буйницким  в газете «Русский инвалид» за 1908 год, затем детально проработан и помещен в академическом курсе «Современное состояние долговременной и временной фортификации» (1912 г.). Численность пехотного резерва этой группы составляла 2 батальона, а по вооружению (до 45 орудий) и возможностям оказания технической помощи всей     позиции ближней борьбы, фортогруппа  Буйницкого была сильнее самой сильной германской «фесте» (название германских оборонительных сооружений по названию одноименной крепости в Кобурге).



   Профессорм Буйницким такие группы были спроектированы для крепостей Осовец и Новогеоргиевск. Эти крепости к началу мировой войны в июле 1914 года находились в наиболее готовом виде. Осовец, как пограничная крепость-застава выдержал 2 серьезных бомбардировки немцев, затем доблестно оборонялся 6,5 месяцев. Не в силах захватить крепость в сражении вражеские войска применили отравляющий газ. Защитники крепости Осовец, уже будучи отравлены ипритом, вынуждены были, чтобы не сдать живыми крепость, сами пойти в атаку на немцев. Это была знаменитая «атака мертвецов».
   В 1913 году Буйницкий получил звание генерал – лейтенанта и был постоянным членом Крепостного комитета при Главном  управлении Генштаба.

А.Н. Буйницкий и первооружение Севастопольской крепости.

   В 1913 году в Севастополе было начато строительство двух легендарных батарей №30 и №35. Они стали «костяком» системы артиллерийской обороны Севастопольской крепости в 1941-1942 годах и нанесли серьезный урон в живой силе и технике.
   Севастопольская 305-мм башенная батарея №35 первоначально по сквозной нумерации получила № 25. Строитель крепости рапортом 11 мая 1913 года представил в Главное Инженерное Управление (ГИУ) проект батареи № 25.  Проект попал на рассмотрение к постоянному члену Инженерного комитета ГИУ генералу-лейтенанту Н.А. Буйницкому.  На предварительном заседании Инженерного комитета 11 июля 1913 года Буйницкий высказал следующие замечания:
   - неправильное ориентирование горжевого (тыльная часть укрепления)  фаса, благодаря чему при обстреле с севера возможно поражение окон каземата
   - неудачно спроектирован горжевой открытый капонир, загроможденный казематом-убежищем
   - устройство казематов не соответствовало новым требованиям покрытий и стен. Надежда на защитные свойства наскального грунта были признаны неосновательными. Инженерный комитет признал необходимым наружные стены, обращенные к неприятелю, делать без песчаной прослойки, толщиной 17 футов без бетонных тюфяков, из батареи иметь два открытых выхода.
   - Гарнизон исчислять: одна смена артиллеристов – 72 человека, взвод пехоты – 50 человек, пулеметная команда – 60 человек, т.е всего 182 человека и 30 машинистов. Боезапас батареи иметь 20 выстрелов на орудие.
   Окончательный проект батареи № 25 в броневых башнях на четыре 305-мм пушки на высоте 15,7 саженей в трех верстах южнее Херсонесского маяка был утвержден на заседании Инженерного комитета 20 августа 1913 года.
   Строительство было начато с октября 1913 года и к январю 1915 года строительные работы были закончены, неподвижная броня доставлена в Севастополь, но ввод в строй батареи задерживался из-за неготовности частей башенной установки. К 1918 году работы были временно прекращены, к этому моменту на батарее были набиты своды, установлены жесткие барабаны, подкрепления под броню, доставлена и установлена неподвижная броня первой и второй башен.
   Одновременно с батареей № 35 (25) строилась и батарея № 30 (26). В 1913 году на возвышенности  Алькадар (один из западных отрогов Мекензиевых гор), примерно в 1,5 километрах восточнее устья реки Бельбек началось строительство 12-дюймовой башенной батареи.
   Это были две выдающиеся башенные батареи № 35(Южная группа) и №30 (Северная группа). Октябрьская революция 1917 года и последовавшие за ней интервенция и гражданская война прервали их постройку на 11 лет.
   Таким образом, Севастопольская крепость перед Первой мировой войной была в стадии перевооружения и усиления укреплений, в котором не последнюю роль сыграл Н.А. Буйницкий, генерал-лейтенант, профессор, постоянный член Инженерного комитета.
   Выдающийся русский фортификатор умер 4 декабря 1914 года при трагических обстоятельствах. Похоронен он в Петербурге. Некролог Буйницкого помещен в «Русском инвалиде» № 246 , 1914 год.


Некролог (для детального прочтения)

   Работы Нестора Алоизиевича Буйницкого остаются востребованными и для современных военных инженеров армии о военно-морского флота, они изучаются в курсах инженерных училищ. Его самоотверженная деятельность на благо России служит примером для потомков.

Сочинения Н.А. Буйницкого:

Крепости и их артиллерийская оборона. Спб., 1902;
Современное состояние долговременной и временной фортификации. Спб., 1903;
Краткий курс, теоретической полевой фортификации. Изд. 5-е. Саб., 1906;
Инженерная оборона государства. Спб., 1907;
Полевая фортификация. Ч. 1. Спб., 1908;
Приморские крепости. Спб., 1911.

Литература

1. Военная энциклопедия / Под ред. Ген. штаба полк. В.Ф. Новицкого, воен. инж. подполк. А.В. фон Шварца [и др.]. [Т. 1-. - Санкт-Петербург : Т-во И.Д. Сытина, 1911-1915. – с. 26- 29. - 1911.
2. Гаврилкин Н.В. Севастопольская 305-мм башенная батарея №35 [Текст]//Цитадель:Сб. ст. Вып.16.- Спб:Издательско_Торговый дом «ОСТРОВ»,2009.- с.45-70
3. Гарилкин Н.В., Стогний Д.Ю. Севастополь. 305-мм башенная батарея №30 ч.1 /Н.В. Гаврилкин, Д.Ю. Стогний.//Цитадегь:Сб.ст.Вып.12.- Спб:Издательско_Торговый дом «ОСТРОВ»,2005.- с.20-34
4. Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). [Текст] /Брокгауз-Эфрон— СПб., 1890—1907.
5. Яковлев В.В. История крепостей. [Текст]./В.В. Яковлев- М.: ООО»Фирма «Издательство АСТ»; СПб.: ООО «Издательство «Полигон»,2000.-400 с., ил.

Подготовила ведущий библиотекарь Фудина О.П.




















© 2009. Все права защищены.

299001, г.Севастополь,
проспект Нахимова 7

8 (8692) 54-33-15
8 (8692) 54-37-58

О библиотекеОтделыРесурсыУслугиДрузьяПартнерыКонтакты