Морская библиотека
им. адмирала М. П. Лазарева
Одна из старейших библиотек России.
Основана в 1822 году.
Главная | Рекомендуем почитать
Анонс
Морская библиотека им. М.П. Лазарева
Уникальная подборка изданий из коллекционного фонда Морской библиотеки имени адмирала М.П.Лазарева.

Рекомендуем почитать

История, запечатленная в книге               Классика и современность

Военно-исторический журнал                  Коллекции Редкого фонда

Из коллекции Аксентьева С.Т.                  Неповторимый Севастополь

Наши писатели - наши читатели               Слово об Армии и  Флоте

Календарь знаменательных дат                  Пушкиниана

10.06.2014г. -
«ПРИЖИЗНЕННЫЕ ИЗДАНИЯ А.С. ПУШКИНА В СЕВАСТОПОЛЬСКОЙ МОРСКОЙ БИБЛИОТЕКЕ».
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР:



   В Севастопольской Морской библиотеке имени адмирала М.П. Лазарева хранится огромное количество изданий, связанных с именем А.С. Пушкина. Это и собрания сочинений, и отдельные произведения великого поэта, книги, изучающие творчество и рассказывающие о жизни Александра Сергеевича. Но есть в этом огромном мире книг, называемом «пушкинианой, две, которые можно назвать жемчужинами. Речь идет о двух книгах, выпущенных пр жизни Пушкина. Если не наш экземпляр, то точно такой же держал в руках сам Александр Пушкин.
     Первая книга – это «Борис Годунов» (1831 года издания) и  пятый номер журнала «Современник» (1837 года выпуска). Значение первых прижизненных изданий интересно тем, что появление каждого произведения писателя в печати, в газете, в журнале, альманахе или тем более отдельной книгой – несомненно, важный факт в его биографии, который требует не меньшего изучения и освещения, чем все остальные биографические факты.
   Остановимся более подробно на каждой книге, рассмотрим историю издания, взаимоотношения Пушкина с издателями, книгопродавцами, с друзьями-помощниками по изданию, гонорары, полученные им, на цензурные перипетии, сопровождавшие печатания его произведений, на то, как эти произведения были встречены читателями и критиками и, наконец, на внешнюю типографическую сторону прижизненных изданий Пушкина.
   Вспомним, что «Евгений Онегин» в первом издании напечатан примерно, в количестве 1200 экземпляров. Прошло немногим более 200 лет. Сколько же можно найти сейчас во всех книгохранилищах полных, хороших его экземпляров, в печатных обложках, в том виде как он вышел? Всего, по мнению пушкинистов, экземпляров сорок, не больше. Часть из них в постоянном пользовании, в работе. Эта часть постоянно изнашивается. Сколько же останется экземпляров еще, допустим через сотню лет? Сколько останется «Бориса Годунова», «Руслана и Людмилы»?
   Прижизненная книга Пушкина – почти его автограф. К такой книге можно проявить любовь, даже чрезмерную. Любовь эта никого не обидит…
   ТРАГЕДИЯ ПУШКИНА «БОРИС ГОДУНОВ» вышла в свет 22-23 декабря 1831 года.
   «Борис Годунов» написан Пушкиным в селе Михайловском и окончен 7 ноября 1825 года. Первоначальное заглавие было «Комедия о настоящей беде Московскому государству, о царе Борисе и Гришке Отрепьеве – летопись о многих мятежах и пр. – Писано быть Алексашкою Пушкиным в лето 7333 в городище Вороничи».
Богатый фактический материал для своей трагедии Пушкин почерпнул в «Истории государства Российского» Карамзина. Ознакомление с использованными Карамзиным первоисточниками – русскими летописями – дало Пушкину возможность угадать «образ мыслей и язык тогдашнего времени». Пушкин создал подлинно национальную русскую трагедию.
   Пушкин понимал, что его аналогия старины с сегодняшним днем легко могла быть раскрыта, и из осторожности, несмотря на просьбы друзей, долгое время не посылал им текста трагедии. Лишь после известного «прощения» его Николаем Первым Пушкин, пребывая в Москве, послал Бенкендорфу рукопись трагедии и одновременно дал напечатать отрывок из нее в журнале «Московский вестник».
   Отрывок цензуру прошел, но сама трагедия была возвращена Пушкину 14 декабря 1826 года со следующей резолюцией царя: «Я считаю, что цель г. Пушкина была выполнена, если б с нужным очищением передал Комедию свою в историческую повесть или роман, на подобие Вальтер Скота».
   На эту издевательскую резолюцию Пушкин ответил 3 января 1827 года почтительно, но с полным достоинством: «Согласен, что она более сбивается на исторический роман, нежели на трагедию, как государь император изволил заметить. Жалею, что я не в силах ужу переделать мною однажды написанное».
   Таким образом, трагедия была запрещена. Пушкину осталось неизвестным, что произведение его Николай Первый сам не читал, а поручил Бенкендорфу найти «какого-нибудь верного человека», который бы изучил трагедию, сделал соответствующие замечания и выводы и предоставил бы их на просмотр Его Величеству. Таким «верным человеком» оказался Фаддей Булгарин, который дав царю неблагоприятный отзыв о трагедии, однако, сам соблазнился темой, используемой Пушкиным, и ничуть не стесняясь сфабриковал роман под названием «Дмитрий самозванец».  Булгарин надеялся, что если его «Дмитрий Самозванец» появится в печати ранее «Бориса Годунова», то он будет иметь основания обвинить Пушкина в заимствовании. Началась известная журнально-газетная война между Пушкиным, его друзьями и Булгариным.
   Наконец, незадолго до свадьбы Пушкина П.А. Вяземский написал поэту: «Мне кажется, что тебе в твоем положении в твоих отношениях с царем необходимо просить у него позволения жениться. Жуковский думает, что хорошо бы тебе воспользоваться этим обстоятельством, чтобы просить о разрешении печатать «Бориса», представив, что ты не богат, невеста не богата, а напечатание трагедии обеспечит на несколько времени твое благосостояние». Дельный совет этот несколько опоздал (он был написан 26 апреля 1830 года), т.к. еще 16 апреля поэт обратился к Бенкендорфу о своей предстоящей женитьбе и просил разрешить напечатать «Бориса Годунова». В ответе Пушкину было следующее: «Что же касается трагедии вашей о Годунове, то его Императорское Величество разрешает вам напечатать ее за вашей личной ответственностью».
   Так кончилась пятилетняя борьба Пушкина за «Бориса Годунова»
   Печатал трагедию, конечно, Плетнев. Однако иметь дело с книгопродавцами, давать им экземпляры на комиссию и ждать денег, у Пушкина действительно не было возможности; предстоящая свадьба женитьба требовала средств. Пушкин продает тираж Смирдину. Смирдин оплатил все расходы по напечатанию книги и принял готовый тираж за десять тысяч рублей гонорара автору.
   Пушкин очень интересовался всеми мелочами, касающимися издания «Бориса Годунова».
   В процессе печатания «Бориса Годунова» возник вопрос о предисловии и посвящении трагедии. Дочери Карамзина попросили посвятить памяти отца. Пушкин просит Плетнева напечатать на заглавном листе следующие строки: «Драгоценной для россиян памяти Николая Михайловича Карамзина. Сей труд, Гением его вдохновленный, с благоговением и благодарностью посвящает А.С. Пушкин». Письмо это написано было всего за два месяца до выхода трагедии из типографии, но Плетнев успел напечатать указанное посвящение на отдельном листе книги. Имя Пушкина в книге напечатано только под этим посвящением и на обложке, на заглавном листе его нет. Цена была установлена 10 рублей, а тираж достиг более 2000 экземпляров
   Сам Смирдин не остался в накладе: торговый успех «Бориса Годунова» оказался необычайным. В первое же утро по выходе книги было распродано более 400 экземпляров.
   Об этом весьма ярко рассказал Гоголь в ненапечатанной при его жизни статье «Борис Годунов. Поэма Пушкина»:
   «Книжный магазин блестел в бельэтаже ***ой улицы; лампы отбивали теплый свет на высоко взгроможденные стены из книг, живо и резко озаряя заглавия голубых, красных, в золотом обрезе, и запыленных, и погребенных, означенных силою и бессилием человеческих творений. Толпа густилась и росла. Гром мостовой и экипажей с улицы отзывался дребезжанием в цельных окнах, и, казалось, лампы, книги, люди – все окидывалось легким трепетом, удвоявшим пестроту картины. Сидельцы суетились. «Славная вещь! Отличная вещь» - отдавалось со всех сторон».
   «Что, батюшка, читали Бориса Годунова, нет? Ну ничего же вы не читали хорошего», - бормотала кофейная шинель запыхавшейся квадратной фигуре.
   «Каков Пушкин?» - сказал, быстро поворотившись, новоиспеченный гусарский корнет своему соседу, нетерпеливо разрезавшему последние листы. – «Да, есть места удивительные!» - «Ну вот, наконец дождались и Годунова!» - «Как Борис Годунов, вышел?» - Скажите, что это такое Борис Годунов? Как вам кажется  новое сочинение?» - «единственно! Единственно! Еще бы некоторой картины… О, Пушкин далеко шагнул!» - «Мастерство-то, главное-мастерство.
   Статья была посвящена П.А. Плетневу, и далее в ней следовали философские рассуждения Гоголя о величии пушкинского творения. Приведенный отрывок особенно любопытен тем, что дает нам живую картину знаменитой книжной лавки Смирдина в день выхода в свет «Бориса Годунова».
   Крайне разноречивые отзывы о трагедии не помешали ее успеху, который явился несколько неожиданным для Пушкина.
   Успех первого издания трагедии Пушкина, столь ярко выраженный в дни появления книги, стал постепенно падать, и в сороковых годах она замелькала в книготорговых реестрах Смирдина даже со скидкой против номинала.
   Позже, в 70-е годы, в связи с появлением оперы Мусоргского «Борис Годунов» первое прижизненное издание трагедии Пушкина стало одной из редчайших среди книг, напечатанных при жизни поэта.
   Общественный журнал Пушкина «Современник» просуществовал всего только один 1836 год.
   Все четыре обещанные подписчикам части были выпущены в свет. Пятый том, или первая часть следующего 1837 года, вышла уже после гибели редактора-издателя журнала. Можно предположить, что большая часть литературного материала этого пятого тома была заготовлена еще самим Пушкиным. Дата цензурного разрешения на этом томе та же, что и на четвертом, вышедшем при жизни поэта: 11 ноября 1836 года. Весть о гибели Пушкина заставила его друзей и соратников по журналу — П.А. Вяземского, В.А. Жуковского, А.А. Краевского, В.Ф. Одоевского и П.А. Плетнева — просить разрешение на продолжение журнала «в пользу семейства покойного». Выходной заглавный лист пятого тома журнала извещал читателей, что отныне издание это именуется: «Современник, литературный журнал А. С. Пушкина, изданный по смерти его...», и следовал приведенный выше перечень фамилий друзей покойного поэта. Книголюбы, собирающие «прижизненную пушкиниану», всегда ставят рядом на полку комплекты «Современника» 1836 и 1837 годов. Пушкина давно привлекала мысль об издании собственного печатного периодического органа, который явился бы независимой трибуной для него и его литературных соратников. Такая трибуна стала необходима ввиду прекращения в 1831 году «Литературной газеты» Дельвига и обострившейся полемики с Булгаринской «Северной пчелой». Пушкин считал, что уже один факт появления такого печатного органа лишит Булгарина и Греча той монополии, которой они пользовались как издатели «Северной пчелы», единственной в те годы частной газеты. Кроме того, Пушкин надеялся, что издание своего журнала или газеты может создать ему прочную материальную базу, что для него в то время было чрезвычайно важно.
   В течение следующего, 1837 г. журнал сохранил периодичность выхода — один раз в три месяца. После смерти поэта по одному номеру журнала выпустили П.А.Вяземский, А.А.Краевский, В.Ф.Одоевский и П.А.Плетнев. В 1838 г. его постоянным редактором и издателем стал профессор петербургского университета П.А.Плетнев. Под его руководством журнал не сумел выдержать ни направления, ни строгой периодичности: «Современник» нередко запаздывал с выходом, страдал эклектичностью содержания. В 1843 г. Плетнев попытался наладить ежемесячное издание, однако и это на фоне растущей популярности «Отечественных записок» не помогло, и тираж журнала не превышал 300-400 экземпляров, а к 1846 г. имел всего 233 подписчика. К этому времени ближайшие соратники В.Г.Белинского по «Отечественным запискам» Н.А.Некрасов и И.И.Панаев твердо решили создать собственный журнал. С помощью А.И.Герцена и Н.П.Огарева удалось найти необходимые средства, но задача осложнялась тем, что с 1836 г. в России действовало распоряжение, согласно которому частным лицам запрещалось издание новых научно-литературных журналов. Поэтому Некрасов и Панаев обратились к Плетневу отдать им «Современник» в аренду на очень выгодных для бывшего редактора условиях.
   С момента перехода журнал в руки Некрасова для ближайшего в нем участия был привлечен Белинский.
Несмотря на недолгую работу в журнале (Белинский умер в 1848 году), он помог Некрасову превратить «Современник» в самый выдающийся и самый авторитетный прогрессивный русский журнал своего времени.
   Именно таким и мечтал видеть «Современник» его великий основатель – Пушкин.


Материал подготовила Линкина Н.О.



© 2009. Все права защищены.
299001, г.Севастополь,
проспект Нахимова 7
8 (8692) 54-33-15
8 (8692) 54-37-58
О библиотеке   |   Отделы   |   Ресурсы   |   Услуги   |   Друзья   |   Партнеры   |   Контакты